Кардионутрициология: лечебное питание в профилактике и лечении ведущей патологии современности

Резюме

Питание занимает центральное место в превентивной кардиологии - профилактике сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), являющихся ведущей причиной смерти во многих развитых странах. Более ранние исследования были сфокусированы на вкладе отдельных пищевых веществ, включая насыщенные жиры, натрий и пищевые волокна, или определенных пищевых продуктов, таких как фрукты, овощи, рыба и оливковое масло, в развитие ССЗ. Однако в последнее время отдают предпочтение анализу моделей (паттернов) питания, чтобы учесть гетерогенность диет, взаимодействие отдельных пищевых продуктов и веществ. Кроме того, определенный интерес представляют исследования кардиопротективного потенциала биологически активных соединений, включая полифенолы, пептиды, олигосахариды, витамины, моно- и полиненасыщенные жирные кислоты. Данный обзор охватывает диетические модели, которые связаны с улучшением сердечно-сосудистых исходов, включая средиземноморскую диету. Использование модель (паттерн)-ориентированного подхода поможет практикующим врачам внести оптимальные и значимые изменения в рацион питания пациентов. Также очень важна персонализированная диетотерапия кардиологических больных, которая предполагает гибкость и адаптацию рекомендаций к потребностям конкретного человека с учетом особенностей сопутствующих заболеваний.

Ключевые слова:сердечно-сосудистые заболевания, пищевые вещества, середиземноморская диета, полифенолы, полиненасыщенные жирные кислоты, биологически активные соединения

Финансирование. Научно-исследовательская работа по подготовке рукописи проведена за счет средств субсидии на выполнение государственного задания (темы № 0529-2018-0113, 0529-2019-0062).

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликта интересов.

Для цитирования: Стародубова А.В., Ливанцова Е.Н., Дербенева С.А., Косюра С.Д., Поленова Н.В., Вараева Ю.Р. Кардионутрициология: лечебное питание в профилактике и лечении ведущей патологии современности // Вопросы питания. 2020. Т 89, № 4. С. 146-160. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2020-10049

Термин "сердечно-сосудистые заболевания" (ССЗ) объединяет целый класс заболеваний, таких как гипертоническая болезнь (ГБ), ишемическая болезнь сердца (ИБС), инсульт и сердечная недостаточность. ССЗ по-прежнему остаются основной причиной смертности в развитых странах и одной из ведущих причин смерти во всем мире [1]. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), ежегодно от ССЗ умирают 17,5 млн человек [2]. Согласно опубликованным данным Росстата, смертность от ССЗ в Российской Федерации в 2017 г. составила 587,6 случая на 100 тыс. населения при первичной регистрации 4 млн 706 тыс. пациентов с болезнями системы кровообращения [3, 4]. Эти цифры свидетельствуют о необходимости реализации профилактических мер на популяционном и индивидуальном уровне, направленных на первичную и вторичную профилактику ССЗ и связанной с ними инвалидизации.

Распространенность и заболеваемость ССЗ тесно связаны с компонентами образа жизни, включая нездоровое питание, отсутствие физической активности, курение и чрезмерное употребление алкоголя. Вклад этих факторов составляет до 80% при формировании ИБС и цереброваскулярных заболеваний [5-7].

Было показано, что питание играет фундаментальную роль в профилактике ССЗ [5, 6, 8-11]. Несмотря на то что коррекция этого модифицируемого фактора риска представляет определенные трудности, эта интервенция вызывает большой интерес среди исследователей. Данные метаанализов демонстрируют значительное снижение кардиологического риска: на 22% у лиц с высокой приверженностью рекомендованным диетам в целом независимо от пола, на 19-28% у женщин и на 14-26% у мужчин [11, 12]. В связи с этим одна из глобальных задач, которую ставит ВОЗ, по снижению сердечно-сосудистой заболеваемости на 25%, преимущественно за счет диеты, представляется вполне достижимой [13].

Более ранние исследования были сосредоточены на вкладе и значении отдельных пищевых веществ, включая насыщенные жиры, натрий, или конкретных пищевых продуктов, таких как рыба, фрукты, овощи, оливковое масло, в развитие ССЗ. Однако пища, рацион питания или диета представляют собой сложные системы, и изучение их индивидуального вклада или определенного влияния отдельных составляющих в настоящее время затруднено, а в реальной практике практически невозможно. Поэтому сейчас предпочтение отдается оценке диетологических моделей (паттернов) питания. Считается, что именно такой подход позволяет учесть все разнообразие, гетерогенность диет и взаимодействие между их компонентами - пищевыми веществами. Кардиопротективные эффекты отдельных моделей питания, таких как средиземноморская диета или DASH (Dietary Approaches to Stop Hypertension), подтверждены результатами крупномасштабных исследований, сформирована убедительная доказательная база. Тем не менее продолжается дискуссия о предпочтительных диетологических вмешательствах для профилактики ССЗ, поскольку из-за отсутствия универсальных и стандартизированных методов оценки эффективности различные диетологические воздействия с трудом поддаются сравнению [12-14]. Кроме того, несомненный интерес представляют исследования кардиопротективного потенциала биологически активных соединений растительного происхождения, включая полифенолы, пептиды, олигосахариды, витамины и жирные кислоты [15, 16].

Цель данного обзора - представление современных взглядов и подходов, а также некоторых актуальных концепций превентивной и лечебной кардионутрициологии, базирующихся на результатах наиболее значимых научных исследований в этой области.

Влияние макронутриентов на кардиологическое здоровье

Белок

На протяжении длительного времени существовало мнение, что высокое потребление белка приводит к развитию почечной недостаточности и запуску кардиоренального континуума. Недавно в одном из наблюдательных исследований было показано, что увеличение потребления белка пациентами после инфаркта миокарда (ИМ) связано с большим снижением функции почек и повышением смертности [17, 18]. Этот эффект был наиболее выражен при наличии заболеваний, компрометирующих функцию почек, например у пациентов с сахарным диабетом. Но особый интерес представляет тот факт, что негативное влияние на функцию почек было связано преимущественно с потреблением животного белка, в то время как влияние белка молочного или растительного происхождения было менее выражено [17].

Крупное исследование (с участием 43 396 женщин), проведенное в Швеции, показало, что увеличение потребления белка на 10% (или на 5 г/сут) при уменьшении потребления углеводов на 10% (или на 20 г/сут) на регулярной основе связано со значительным увеличением числа случаев ССЗ [19]. На основании других многочисленных крупных исследований было сделано предположение, что имеется положительная корреляция между диетами с низким содержанием белка и низкой частотой возраст-ассоциированных заболеваний. В обсервационном 26-летнем исследовании NHS (Nurses' Health Study; 85 168 женщин) и последующем исследовании HPFS (Health Professionals' Follow-up Study; 44 548 мужчин) с периодом наблюдения 20 лет было показано, что рацион питания с высоким содержанием животного белка и жиров и низким содержанием углеводов связан с более высокой смертностью как у мужчин, так и у женщин [20]. Напротив, у тех, кто соблюдал низкоуглеводные диеты на растительной основе, были самые низкие показатели общей и сердечно-сосудистой смертности как среди мужчин, так и среди женщин [20].

Это указывает на то, что пищевой источник белка может иметь большое значение. Действительно, в рандомизированных контролируемых исследованиях (РКИ) показано, что характеристики мяса, наряду с химическим составом рациона в целом, вероятно, являются важными факторами, которые следует учитывать при объяснении этой взаимосвязи. Так, добавление 500 г/нед необработанного постного (<10 г общего жира, <5 г насыщенного жира и <95 мг холестерина на 100 г продукта) красного мяса (говядина или свинина) к кардиопротективной диете не повышало сердечно-сосудистый риск и не оказывало отрицательного влияния на уровень липидов в крови [21]. Поскольку пища оказывает комплексное влияние, нельзя забывать о том, что в продуктах животного происхождения наряду с белками высокое содержание жиров. Содержание насыщенных жиров может служить дополнительным фактором, обусловливающим негативное воздействие красного мяса на липидный профиль при сравнении его с пищей растительного происхождения [22].

Белок является важным компонентом мышечной ткани, и, согласно мнению экспертов, его потребление должно быть выше у пожилых людей. Так, потребление белка до 1,5 г/кг в сутки улучшает композиционный состав тела у "хрупких" пожилых пациентов по сравнению с более низким потреблением - 0,8 г/кг в сутки [23]. В совокупности эти исследования подчеркивают важную роль белка в поддержании здоровья сердечно-сосудистой системы, особенно если учитывать источник (животный или растительный) и качество белка, а также характеристики и общее качество диеты.

Углеводы

В последние годы при установлении основных причин развития ССЗ и метаболических нарушений внимание переключилось с насыщенных жиров на углеводы. Так, установлено, что высокое потребление углеводов, а также диеты с высоким гликемическим индексом или гликемической нагрузкой (количественная оценка содержания углеводов в пище) тесно связаны с повышением риска ССЗ [24-26].

Наиболее неблагоприятное воздействие диет с высоким гликемическим индексом на прогноз и повышение сердечно-сосудистого риска наблюдалось у лиц с избыточной массой тела и ожирением, независимо от других факторов, таких как возраст, курение, физическая активность, потребление алкоголя и общая калорийность рациона [25, 27, 28]. Последствия преимущественного выбора пищи с высокой углеводной нагрузкой для людей с высокими значениями индекса массы тела в отношении риска ИБС хуже. Повышенная потребность в инсулине на фоне диеты с высоким гликемическим индексом может усугубить инсулинорезистентность и связанные с ней липидные и метаболические нарушения у лиц с избыточной массой тела и ожирением, также повышая сердечно-сосудистый риск [29].

В проспективном исследовании PURE (Prospective Urban Rural Epidemiology) было показано, что высокое потребление углеводов связано с увеличением смертности от всех причин и сердечно-сосудистой смертности [30]. Однако по результатам современного метаанализа кривая взаимосвязи между потреблением углеводов и общей смертностью имеет U-образную форму. Смертность повышается, если углеводы замещаются на белки или жиры животного происхождения, и снижается при преимущественном потреблении продуктов растительного происхождения [31, 32].

Проспективные когортные исследования показали, что потребление пищевых волокон приводило к сокращению уровня сердечно-сосудистой смертности и смертности от всех причин после перенесенного ИМ [33]. В этом исследовании только потребление пищевых волокон злаковых культур было связано с сокращением общей и сердечно-сосудистой смертности у мужчин и женщин. Однако это не было подтверждено результатами метаанализа проспективных когортных исследований и РКИ, в котором получены противоречивые результаты. Вероятно, это связано с тем, что одновременно рассматривались разные источники пищевых волокон, различные цельнозерновые продукты. Вышеперечисленные факты подтверждают важность оценки эффективности и кардиопротективных свойств моделей (паттернов) питания в целом, а не отдельных компонентов [34].

Жиры

Оптимальное соотношение жиров в рационе является ключевым фактором сердечно-сосудистого здоровья. Однако, как и в случае углеводов и белков, разнообразие пищевых источников и трудности количественного определения затрудняют оценку клинической эффективности потребления тех или иных жиров пищи.

Негативное воздействие насыщенных жиров на сердечно-сосудистую систему обсуждается уже давно. Установлено уменьшение общего числа сердечно-сосудистых событий на 17% на фоне сокращения потребления насыщенных жиров. Однако авторы недавнего метаанализа предполагают, что значительное уменьшение доли насыщенных жиров в рационе не способствует дальнейшему снижению общей или сердечно-сосудистой смертности [35].

Наибольшее снижение числа сердечно-сосудистых событий наблюдалось в исследованиях, в которых насыщенные жирные кислоты были заменены на полиненасыщенные (ПНЖК), по сравнению с заменой на мононенасыщенные жирные кислоты, углеводы или белки [35]. ПНЖК подразделяются на представителей семейства ω-3 [альфа-линоленовая кислота, эйкозапентаеновая кислота (ЭПК) и докозагексаеновая кислота (ДГК) и др.], которые содержатся преимущественно в рыбе и льняном масле, и ю-6 (линолевая кислота, гамма-линолевая кислота и др.), основными источниками которых являются растительные масла. С позиции кардиоваскулярной профилактики наиболее эффективной стратегией в отношении жиров остается сокращение потребления насыщенных жирных кислот и замена их на ПНЖК.

При этом большое значение имеет источник насыщенных жирных кислот (например, молочные продукты или кондитерские изделия/выпечка). В проспективном когортном исследовании с включением 521 120 участников за 16-летний период наблюдения показано, что увеличение потребления насыщенных жиров, трансизомеров жирных кислот, мононенасыщенных жирных кислот животного происхождения, альфа-линоленовой и арахидоновой кислот связано с повышением общей смертности [36]. В этом же исследовании потребление богатых ω-3 ПНЖК морской рыбы и морепродуктов и замена насыщенных жиров на мононенасыщенные жирные кислоты растительного происхождения или линолевую кислоту были связаны с более низкими уровнями общей, сердечно-сосудистой смертности и смертности от определенных причин.

Представляются целесообразными дальнейшие исследования модификации рациона питания с включением ненасыщенных жирных кислот в различном соотношении взамен насыщенных. Остается предметом дискуссий дополнительная польза от соблюдения диеты с низким содержанием насыщенных жиров на фоне гиполипидемической терапии. Как и в случае белков и углеводов, большое значение имеют пищевые источники жиров.

Кардиопротективные эффекты биологически активных веществ

В последнее время активно изучается и представляется весьма перспективным применение различных биологически активных веществ с целью профилактики ССЗ и коррекции факторов риска. В качестве примера рассмотрим полифенолы, ресвератрол и ω-3 ПНЖК.

Полифенолы

Среди множества биологически активных растительных компонентов полифенолы являются одной из наиболее значимых групп природных соединений, обладающих кардиопротективными, антиоксидантными и противовоспалительными свойствами, они содержатся в овощах, фруктах, зерновых культурах, специях и семенах [37].

По данным эпидемиологических исследований, потребление фруктов, овощей, оливкового масла, вина, бобовых и цельнозерновых продуктов, включенных в средиземноморскую диету, оказывает кардиопротективное действие за счет различных механизмов [38, 39]. Было показано, что продукты, богатые полифенолами (в основном антоцианинами), улучшают эндотелиальную функцию и липидный профиль крови, снижая патологическую агрегацию тромбоцитов и воспаление [40, 41]. Кроме того, кардиопротективные эффекты антоциани-нов связаны с подавлением окислительного стресса [42].

Влияние общего потребления полифенолов на риск сердечно-сосудистых событий оценивалось в одном из наблюдательных исследований средиземноморской диеты. Чем выше было потребление полифенолов (особенно лигнанов, флаванолов и гидроксибензойных кислот), тем ниже были кардиологические риски [43].

Ресвератрол

Ресвератрол является полифенольным антиоксидантом, содержащимся в винограде, ежевике, голубике, красной смородине, помидорах и красном вине. Ресве-ратрол стимулирует выработку белка сиртуина 1 (SIRT1), называемого "геном долголетия", и таким образом помогает замедлять процессы старения [44].

В РКИ показано, что умеренное потребление алкоголя, особенно красного вина, снижало риск ССЗ.

Показатель смертности от ССЗ во Франции ниже, чем в других странах с аналогичным уровнем потребления насыщенных жиров, вероятно, вследствие употребления красного вина, что получило название "французский парадокс" [45]. Было выдвинуто предположение, что ресвератрол отвечает за кардиопротективное действие вина путем подавления перекисного окисления липидов, снижения артериального давления, улучшения липидного профиля крови, защиты эндотелиальных клеток от апоптоза и снижения агрегации тромбоцитов [46, 47]. Однако клинические данные представляются ограниченными. Данные отдельных клинических исследований полифенолов и ресвератрола приведены в табл. 1.

Таблица 1. Клинические исследования кардиопротективных эффектов некоторых биологически активных соединений

Table 1. Clinical studies of the cardioprotective effects of certain biologically active compounds

П р и м е ч а н и е. АД - артериальное давление; АПФ - ангиотензин-превращающий фермент; ДГК - докозагексаеновая кислота; ИБС - ишемическая болезнь сердца; ИМ - инфаркт миокарда; НГН - нарушение гликемии натощак; НТГ - нарушение толерантности к глюкозе; ПНЖК - полиненасыщенные жирные кислоты; СД - сахарный диабет; ССЗ - сердечно-сосудистое заболевание; ЭПК - эйкозапентаеновая кислота; MACE (major adverse cardiac events) - большие сердечно-сосудистые события.

ω-3 полиненасыщенные жирные кислоты

ω-3 ПНЖК отвечают за нормальное развитие мозга, зрение и более низкий риск ССЗ [57]. ЭПК и ДГК оказывают противовоспалительное и кардиопротективное действие. Большое количество метаанализов было опубликовано в отношении эффективности ω-3 ПНЖК. Результаты этих метаанализов были в целом положительными и способствовали внедрению ПНЖК в первичную и вторичную профилактику ССЗ [58, 59].

Хотя многочисленные более ранние клинические испытания показали положительные кардиопротективные эффекты ω-3 ПНЖК, в современных клинических исследованиях их польза не доказана. Так, по данным систематических обзоров, прием ω-3 ПНЖК, выделенных из рыбьего жира, не влияет на частоту фатальных или нефатальных случаев ИБС и крупных сердечно-сосудистых событий у лиц с ССЗ или с высоким сердечно-сосудистым риском на фоне ИБС [60]. Считается, что эти результаты были обусловлены применением слишком низких доз ЭПК и ДКГ Так, во включенных в вышеуказанный систематический анализ исследованиях дозы ЭПК и ДКГ варьировали соответственно от 226 до 1800 мг/сут и от 0 до 1700 мг/сут [60]. Отсутствие доказанной эффективности в данном случае существенно контрастирует с результатами исследования REDUCE-IT (Reduction of Cardiovascular Events With Icosapent Ethyl-Intervention Trial), в котором было показано сокращение частоты сердечно-сосудистых событий при использовании высокоочищенной формы ЭПК в терапевтической дозе (4 г/сут), что связывают с наличием плейотропных эффектов (гиполипидемический, противовоспалительный и антитромбоцитарный) [61]. Данные отдельных клинических исследований ω-3 ПНЖК приведены в табл. 1.

Кроме того, было показано, что потребление ω-6 ПНЖК позволяет снизить риск ИМ, а также уровень общего холестерина при длительном приеме, но не влияет на общую и сердечно-сосудистую смертность [62].

Модели питания

Диета DASH

Диета DASH изначально была разработана для снижения артериального давления у пациентов с гипертонической болезнью и характеризуется низким содержанием соли, холестерина, насыщенных жиров по сравнению с обычной западной диетой [63]. Она включает фрукты и овощи, нежирные молочные продукты, злаковые культуры, орехи, птицу, рыбу и ограничивает потребление красного мяса и продуктов, богатых насыщенными жирами, добавленным сахаром. Таким образом, диета характеризуется высоким содержанием калия, кальция, магния, пищевых волокон и белка из нежирных пищевых источников. Метаанализ 67 РКИ (n=17 230) оценивал влияние различных диетологических подходов, в том числе диеты DASH, на артериальное давление у пациентов с артериальной гипертонией и прегипертонией [64]. В исследованиях, включенных в метаанализ, в группах сравнения оценивали низкожировую, высокобелковую, низкоуглеводную, низконатриевую, средиземноморскую, вегетарианскую, диету с низким гликемическим индексом/гликемической нагрузкой и др. В целом все исследуемые диеты оказались значительно эффективнее в отношении снижения систолического (от -8,73 до -2,32 мм рт.ст.) и диастолического артериального давления (от -4,85 до -1,27 мм рт.ст.) по сравнению с контрольной группой без диетологического вмешательства, при этом диета DASH зарекомендовала себя как самый эффективный диетологический инструмент для снижения систолического и диастолического артериального давления.

В нескольких проспективных исследованиях оценивалось потенциальное влияние диеты DASH на сердечно-сосудистую заболеваемость [65, 66]. Были получены противоречивые результаты оценки влияния диеты DASH на риск ИБС, инсульта и сердечной недостаточности [65-70]. Однако недавний метаанализ 6 когортных исследований, в котором оценивали ассоциацию диеты DASH и ССЗ, ИБС, инсульта и сердечной недостаточности, показал значительное снижение общей частоты ССЗ, ИБС и инсультов примерно на 20%, а сердечной недостаточности - на 29% [3]. Назначение диеты DASH позволяло снизить сердечно-сосудистую заболеваемость.

Помимо установленного влияния диеты DASH на снижение частоты артериальной гипертонии и сердечно-сосудистой заболеваемости, в исследованиях также изучали кардиопротективные эффекты этой диеты через различные неклассические механизмы, включая контроль гликемии натощак, снижение инсулинорезистентности и улучшение липидного профиля крови [71, 72]. Метаанализ интервенционных исследований подтвердил положительное влияние диеты DASH на уровень глюкозы и контроль гликемии, был обнаружен значительно более низкий уровень инсулина натощак в общей группе и при проведении анализа в подгруппах [73]. Метаанализ показал, что диета DASH может значительно снижать уровень инсулина натощак при длительном назначении на протяжении 16 нед и более. Однако статистически значимого снижения уровня глюкозы натощак и инсулинорезистентности не наблюдалось. Необходимо проведение дальнейших исследований по оценке влияния диеты DASH на углеводный обмен, который вносит существенный вклад в поддержание кардиоваскулярного здоровья.

Средиземноморская диета

Несмотря на то что продуктовые наборы средиземноморской диеты отличаются в разных странах, ее основными компонентами являются высокое потребление круп (в основном цельнозерновые), бобовых, фруктов, орехов, овощей и рыбы, ежедневное потребление оливкового масла в качестве основного источника жира, умеренное потребление молока и молочных продуктов, от низкого до умеренного потребление вина (в основном во время еды) и низкое потребление мяса и мясных продуктов.

Средиземноморская диета ассоциировалась с положительным влиянием на здоровье, включая снижение общей смертности, риска различных компонентов метаболического синдрома (ожирение, артериальная гипертензия, нарушения углеводного обмена и дислипидемия) [74-76].

Помимо оценки влияния средиземноморской диеты на общую смертность и факторы риска ССЗ, имеются также исследования, в которых изучалась связь средиземноморской диеты с такими сердечно-сосудистыми осложнениями, как ИМ и инсульт. В метаанализе 11 проспективных исследований суммарный относительный риск (ОР) для неуточненных ССЗ при сравнении максимального и минимального показателя индекса средиземноморской диеты составил 0,81 [95% доверительный интервал (ДИ) 0,74-0,88)] и соответствующий суммарный ОР для ИБС/острого ИМ составил 0,70 (95% ДИ 0,62-0,80) [77]. Снижение ОР было постоянным и не зависело от пола включенных в исследование пациентов, региона, в котором оно проводилось, индекса диеты и анализируемого параметра (заболеваемость, смертность). В том же метаанализе 6 исследований оценивали случаи неуточненного инсульта, суммарный ОР для которых составил 0,73 (95% ДИ 0,59-0,91) также при сравнении максимального и минимального показателя индекса средиземноморской диеты, а соответствующие значения для ишемического (5 исследований) и геморрагического инсульта (4 исследования) составили 0,82 (95% ДИ 0,73-0,92) и 1,01 (95% ДИ 0,74-1,37). Результаты этого метаанализа позволяют предположить, что средиземноморская диета может снижать риск ИМ и инсульта.

В недавнем продольном исследовании REGARDS (Reasons for Geographic and Racial Differences in Stroke) сравнивали две модели питания: палеолитическую и средиземноморскую, - по влиянию на общую смертность и смертность от конкретных причин [78]. Из всей анализируемой когорты (n=21 423) в общей сложности 2513 участников умерли за период наблюдения от 6 до 25 лет. В группах палеолитической и средиземноморской диеты скорректированные ОР для смертности от всех причин соответственно составили 0,77 (95% ДИ 0,67-0,89) и 0,63 (95% ДИ 0,54-0,73), для сердечно-сосудистой смертности - соответственно 0,78 (95% ДИ 0,611,00) и 0,68 (95% ДИ 0,53-0,88). Следовательно, назначение этих диет позволяло снизить общую и сердечнососудистую смертность, но при этом средиземноморская диета оказалась более эффективной.

Примечательно, что отдельные компоненты средиземноморской диеты имеют разную кардиопротективную значимость. В исследовании G. Grosso и соавт. объединенные анализы отдельных составляющих диеты показали, что наилучшие профилактические эффекты диеты, вероятно, в большей степени связаны с потреблением оливкового масла, фруктов, овощей и бобовых [79]. В объединенном анализе РКИ риск сердечно-сосудистой смертности, а также частоты ИМ и инсульта в среднем снизился на 40%. В другом метаанализе проспективных когортных исследований выявлено снижение риска фатальных и нефатальных сердечно-сосудистых событий на 10% при увеличении приверженности к средиземноморской диете на 2 балла, однако самостоятельный анализ отдельных специфических исходов, таких как риск ИБС, ИМ и инсульта, не проводился [74].

Исследование PREDIMED является одним из наиболее известных РКИ по оценке больших сердечно-сосудистых событий (Major Adverse Cardiac Events, MACE), таких как смерть, ИМ, инсульт. Это исследование оценивало эффекты средиземноморской диеты, обогащенной оливковым маслом или орехами [80, 81]. Хотя из-за некоторых проблем процедуры рандомизации первоначальный отчет, опубликованный в 2013 г., был отозван, в пересмотренном отчете были подтверждены кардиопротективные эффекты средиземноморской диеты: ОР для MACE при использовании средиземноморской диеты, обогащенной оливковым маслом или орехами, соответственно составил 0,69 (95% ДИ 0,53-0,91) и 0,72 (95% ДИ 0,54-0,95) по сравнению с контрольной диетой (общие рекомендации по ограничению потребления жиров). Это исследование показало, что применение модели средиземноморской диеты, обогащенной оливковым маслом или орехами, позволяет снизить частоту конечных сердечно-сосудистых точек (ИМ, инсульт или сердечно-сосудистая смерть) примерно на 30% по сравнению с диетой с низким содержанием жира.

Современные рекомендации для пациентов для снижения кардиологического риска

В табл. 2 и 3 приводится сводная информация по рекомендуемому потреблению пищевых веществ, а также практические рекомендации по питанию для снижения кардиологического риска.

Таблица 2. Рекомендуемый уровень суточного потребления пищевых веществ для снижения кардиологического риска (в соответствии с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения)

Table 2. Recommended daily intake of nutrients to reduce cardiac risk (according to World Health Organization guidelines)

* - государства - члены ВОЗ выдвинули цель по сокращению глобального потребления соли на 30% к 2025 г.

Таблица 3. Практические рекомендации по питанию для снижения кардиологического риска

Table 3. Practical nutritional guidelines to reduce cardiac risk

Историческая справка

История отечественной диетологии неразрывно связана с Клиникой лечебного питания ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии" (в прошлом - Институт питания РАМН). Несомненный вклад в формирование и совершенствование системы оказания диетологической помощи пациентам кардиологического профиля внесли сотрудники отделения сердечно-сосудистой патологии.

Это отделение было организовано доктором медицинских наук, профессором Л.Ф. Лимчером. Под его руководством в 1930-1952 гг. в отделении разрабатывали методы диетотерапии при ССЗ: ИБС, ИМ, ГБ, сердечной недостаточности, заболеваниях почек и др. Результаты научных исследований сотрудников отделения были опубликованы в различных медицинских журналах, монографиях, в том числе в руководстве под редакцией М.И. Певзнера "Основы лечебного питания". C 1952 по 1953 г., когда отделением руководил кандидат медицинских наук ГЕ. Сорокин, большое внимание уделяли изучению влияния алиментарных факторов на функциональное состояние сердечно-сосудистой системы. В 1953-1965 гг. под руководством доктора медицинских наук, профессора В.П. Соколовского в отделении изучали особенности и изменение кислотно-щелочного баланса у пациентов с кардиологической патологией под воздействием лечебных рационов. В 1965-1989 гг. отделением руководил член-корреспондент РАМН, доктор медицинских наук, профессор М.А. Самсонов - заслуженный деятель науки СССР, главный диетолог Минздрава СССР, почетный член Европейского союза нутрициологов. Основным направлением деятельности отделения в этот период была разработка патогенетически обоснованных лечебных диет в зависимости от фазы, тяжести заболевания и сопутствующей патологии. Были выпущены рекомендации по потреблению жиров, углеводов, поваренной соли, а также соотношению натрия и калия в диетах при ИБС, дислипидемии, ГБ, сердечной недостаточности и др. Разработаны научно обоснованные диеты с оптимальным содержанием и качественным составом белка при ревматологических заболеваниях, хронической почечной недостаточности, нефротическом синдроме. Были сформулированы принципы составления индивидуальной диеты, редуцированной по калорийности, для пациентов с ожирением. В 1980-х гг. проводили исследования эффективности растворимых и нерастворимых пищевых волокон при ССЗ. Под руководством М.А. Самсонова были защищены 36 кандидатских и 10 докторских диссертаций. Тематика диссертационных работ была связана с разработкой принципов дифференцированной диетотерапии при ИБС, ИМ и ГБ, изучением антикоагулянтных свойств морепродуктов, клинико-экономической оценкой эффективности диетотерапии при ССЗ. Отдельным направлением исследований было клинико-экспериментальное изучение на субклеточном уровне механизмов влияния диетотерапии на состояние ферментной регуляции метаболических процессов у пациентов с ССЗ и ожирением. Среди многочисленных печатных работ сотрудников отделения - 3-томное практическое руководство "Картотека блюд лечебного и рационального питания" (19951996, 2008), "Справочник по диетологии", который претерпел 3 издания (1981, 1992, 2002).

В 1989-1993 гг., в период руководства доктора медицинских наук, профессора А.В. Древаля, научная деятельность отделения была связана с разработкой новых методов диагностики и лечения сахарного диабета и его сосудистых осложнений, была создана компьютерная программа оценки фактического питания. В 19932002 гг. в отделении под руководством кандидата медицинских Г.Р. Покровской разрабатывали дифференцированную диетотерапию при ГБ. Большое внимание уделяли оценке эффективности разгрузочно-диетической терапии при ССЗ.

С 2002 г. в отделении под руководством доктора медицинских наук, профессора А.В. Погожевой, а затем доктора медицинских наук А.Р Богданова разрабатывали и оценивали эффективность новых рационов, специализированных и диетических пищевых продуктов, биологически активных добавок к пище, содержащих белок и изофлавоны сои, витамины, минеральные вещества, флавоноиды, фитостерины, ПНЖК, пищевые волокна и др. Отдельным направлением исследований была разработка комплексных программ кардиореабилитации, включающих диетотерапию и протокольные дозированные физические нагрузки, для кардиологических пациентов терапевтического и хирургического профиля в периоперационном периоде, в том числе для пациентов с терминальной сердечной недостаточностью, нуждающихся в трансплантации сердца.

В настоящее время, наряду с продолжением работы по традиционным для отделения направлениям, в научных исследованиях сделан акцент на диетологическую профилактику ССЗ и когнитивных нарушений, совершенствование оказания диетологической помощи людям пожилого и старческого возраста, на основе методов традиционной и персонализированной диетотерапии разрабатываются и внедряются комплексные программы лечения ожирения, ССЗ и ассоциированных с ними заболеваний.

Заключение

Эпидемиологические и клинические исследования продемонстрировали положительное влияние здорового оптимального питания, определенных диетологических подходов на снижение сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности. Рекомендации, базирующиеся исключительно на макронутриентном составе рациона, недостаточны. Более целесообразно назначать и проводить оценку кардиопротективных эффектов различных моделей питания. Накоплена доказательная база для таких моделей питания, как диета DASH и средиземноморская диета, основанных на включении в рацион определенных пищевых продуктов, учете их количества, преимущественном потреблении продуктов растительного происхождения. Существует острая потребность в разработке и внедрении новых методов оценки фактического питания, пищевого статуса и эффективности диетотерапии. Сейчас в основном наши знания базируются на основе результатов проспективных исследований и ограниченного количества РКИ. Поэтому дальнейшее проведение крупномасштабных тщательно спланированных исследований в области кардионутрициологии со строгим дизайном, жесткими конечными точками и надежными индикаторами представляется оправданным. Еще одним перспективным направлением является дальнейшее изучение кардиопротективных свойств биологически активных соединений для более фундаментального понимания механизмов их действия, а также синергических и антагонистических эффектов. Расширение знаний в области профилактической и лечебной диетотерапии ССЗ позволит реализовать наиболее эффективный персонализированный подход, который предполагает гибкость и адаптацию рекомендаций к потребностям конкретного человека учетом индивидуальных особенностей и сопутствующих заболеваний. Но только наличие квалифицированных кадров диетологической службы позволит в полной мере реализовать потенциал диетологии и нутрициологии в профилактике, лечении и реабилитации пациентов с ССЗ и снижении сердечно-сосудистой смертности.

Литература

1. International Diabetes Federation. IDF Diabetes Atlas. 8th ed., 2017. URL: http://www.diabetesatlas.org

2. WHO. Cardiovascular Diseases (CVDs). Geneva, Switzerland : World Health Organization, 2017. URL: https://www.who.int/news-room/fact-sheets/detail/cardiovascular-diseases-(cvds)

3. Стратегия развития здравоохранения в Российской Федерации на период до 2025 года. Указ Президента Российской Федерации от 06 июня 2019 г. № 254. Москва, 2019.

4. Россия в цифрах 2019. Краткий статистический сборник. Москва : Росстат, 2019.

5. Salehi-Abargouei A., Maghsoudi Z., Shirani F. et al. Effects of Dietary Approaches to Stop Hypertension (DASH)-style diet on fatal or nonfatal cardiovascular diseases - incidence: a systematic review and meta-analysis on observational prospective studies // Nutrition. 2013. Vol. 29. P. 611-618. DOI: https://doi.org/10.1016/j.nut.2012.12.018

6. Chiavaroli L., Viguiliouk E., Nishi S.K. et al. DASH dietary pattern and cardiometabolic outcomes: an umbrella review of systematic reviews and meta-analyses // Nutrients. 2019. Vol. 11, N 2. Article ID E338. DOI: https://doi.org/10.3390/nu11020338

7. Lin J.S., O’Connor E.A., Evans C.V. et al. U.S. Preventive Services Task Force Evidence Syntheses, formerly Systematic Evidence Reviews, Behavioral Counseling to Promote a Healthy Lifestyle for Cardiovascular Disease Prevention in Persons With Cardiovascular Risk Factors: An Updated Systematic Evidence Review for the U.S. Preventive Services Task Force. Rockville, MD : Agency for Healthcare Research and Quality (US), 2014. Report No. 13-05179-EF-1. DOI: https://doi.org/10.7326/m14-0130

8. Chiavaroli L., Nishi S.K., Khan T.A. et al. Portfolio dietary pattern and cardiovascular disease: a systematic review and meta-analysis of controlled trials // Prog. Cardiovasc. Dis. 2018. Vol. 61. P. 43-53. DOI: https://doi.org/10.1016/j.pcad.2018.05.004

9. Feng Q., Fan S., Wu Y., Zhou D., Zhao R., Liu M. et al. Adherence to the dietary approaches to stop hypertension diet and risk of stroke // Medicine. 2018. Vol. 97. Article ID e12450. DOI: https://doi.org/10.1097/md.0000000000012450

10. Reedy J., Krebs-Smith S.M., Miller P.E. et al. Higher diet quality is associated with decreased risk of all-cause, cardiovascular disease, and cancer mortality among older adults // J. Nutr. 2014. Vol. 144. P. 881-889. DOI: https://doi.org/10.3945/jn.113.189407

11. Schwingshackl L., Bogensberger B., Hoffmann G. Diet quality as assessed by the healthy eating index, alternate healthy eating index, dietary approaches to stop hypertension score, and health outcomes: an updated systematic review and meta-analysis of cohort studies // J. Acad. Nutr. Diet. 2018. Vol. 118. P. 74-100. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jand.2017.08.024

12. Liese A.D., Krebs-Smith S.M., Subar A.F. et al. The dietary patterns methods project: synthesis of findings across cohorts and relevance to dietary guidance // J. Nutr. 2015. Vol. 145. P. 393-402. DOI: https://doi.org/10.3945/jn.114.205336

13. World health Organization. Global atlas on cardiovascular disease prevention and control, 2011. URL: https://www.who.int/cardiovascular_diseases/publications/atlas_cvd/en/

14. Hu F.B. Dietary pattern analysis: a new direction in nutritional epidemiology // Curr. Opin. Lipidol. 2002. Vol. 13. P. 3-9. DOI: https://doi.org/10.1097/00041433-200202000-00002

15. Chen C.Y., Milbury P.E., Lapsley K., Blumberg J.B. Flavonoids from almond skins are bioavailable and act synergistically with vitamins C and E to enhance hamster and human LDL resistance to oxidation // J. Nutr. 2005. Vol. 135. P. 1366-1373. DOI: https://doi.org/10.1093/jn/135.6.1366

16. Hattori Y., Jojima T., Tomizawa A., Satoh H., Hattori S., Kasai K. et al. A glucagon-like peptide-1 (GLP-1) analogue, liraglutide, upregulates nitric oxide production and exerts anti-inflammatory action in endothelial cells // Diabetologia. 2010. Vol. 53. P. 2256-2263. DOI: https://doi.org/10.1007/s00125-010-1831-8

17. Esmeijer K., Geleijnse J.M., de Fijter J.W. et al. Dietary protein intake and kidney function decline after myocardial infarction: the alpha omega cohort // Nephrol. Dial. Transplant. 2020. Vol. 35, N 1. P. 106-115. DOI: https://doi.org/10.1093/ndt/gfz015

18. Virtanen H.E.K., Voutilainen S., Koskinen T.T. et al. Dietary proteins and protein sources and risk of death: the Kuopio ischaemic heart disease risk factor study // Am. J. Clin. Nutr. 2019. Vol. 109. P. 1462-1471. URL: https://doi.org/10.1093/ajcn/nqz025

19. Lagiou P., Sandin S., Lof M., Trichopoulos D., Adami H.O., Weiderpass E. Low carbohydrate-high protein diet and incidence of cardiovascular diseases in Swedish women: prospective cohort study // BMJ. 2012. Vol. 344. Article ID e4026. DOI: https://doi.org/10.1136/bmj.e4026

20. Fung T.T., van Dam R.M., Hankinson S.E., Stampfer M., Willett W.C., Hu F.B. Low-carbohydrate diets and all-cause and cause-specific mortality: two cohort studies // Ann. Intern. Med. 2010. Vol. 153. P. 289-298. DOI: https://doi.org/10.7326/0003-4819-153-5-201009070-00003

21. O’Connor L.E., Paddon-Jones D., Wright A.J. et al. A Mediterranean-style eating pattern with lean, unprocessed red meat has cardiometabolic benefis for adults who are overweight or obese in a randomized, crossover, controlled feeding trial // Am. J. Clin. Nutr. 2018. Vol. 108. P. 33-40. DOI https://doi.org/10.1093/ajcn/nqy075

22. Guasch-Ferré M., Satija A., Blondin S.A. et al. Meta-analysis of randomized controlled trials of red meat consumption in comparison with various comparison diets on cardiovascular risk factors // Circulation. 2019. Vol. 139. P. 1828-1845. DOI: https://doi.org/10.1161/circulationaha.118.035225

23. Franzke B., Neubauer O., Cameron-Smith D. et al. Dietary protein, muscle and physical function in the very old // Nutrients. 2018. Vol. 10. Article ID 935. DOI: https://doi.org/10.3390/nu10070935

24. Mente A., de Koning L., Shannon H.S., Anand S.S. A systematic review of the evidence supporting a causal link between dietary factors and coronary heart disease // Arch. Intern. Med. 2009. Vol. 169. P. 659-669. DOI: https://doi.org/10.1001/archinternmed.2009.38

25. Fan J., Song Y., Wang Y., Hui R., Zhang W. Dietary glycemic index, glycemic load, and risk of coronary heart disease, stroke, and stroke mortality: a systematic review with meta-analysis // PLoS One. 2012. Vol. 7. Article ID e52182. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0052182

26. Livesey G., Livesey H. Coronary heart disease and dietary carbohydrate, glycemic index, and glycemic load: dose-response meta-analyses of prospective cohort studies // Mayo Clin. Proc. Innov. Qual. Outcomes. 2019. Vol. 3, N 1. P. 52-69. DOI: https://doi.org/10.1016/j.mayocpiqo.2018.12.007

27. Dong J.Y., Zhang Y.H., Wang P., Qin L.Q. Meta-analysis of dietary glycemic load and glycemic index in relation to risk of coronary heart disease // Am. J. Cardiol. 2012. Vol. 109. P. 1608-1613. DOI: https://doi.org/10.1016/j.amjcard.2012.01.385

28. Mursu J., Virtanen J.K., Rissanen T.H., Tuomainen T.P., Nykänen I., Laukkanen J.A. et al. Glycemic index, glycemic load, and the risk of acute myocardial infarction in Finnish men: the Kuopio Ischaemic Heart Disease Risk Factor Study // Nutr. Metab. Cardiovasc. Dis. 2011. Vol. 21. P. 144-149. DOI: https://doi.org/10.1016/j.numecd.2009.08.001

29. Bhupathiraju S.N., Tobias D.K., Malik V.S., Pan A., Hruby A., Manson J.E. et al. Glycemic index, glycemic load, and risk of type 2 diabetes: results from 3 large US cohorts and an updated meta-analysis // Am. J. Clin. Nutr. 2014. Vol. 100. P. 218-232. DOI: https://doi.org/10.3945/ajcn.113.079533

30. Dehghan M., Mente A., Zhang X. et al. Associations of fats and carbohydrate intake with cardiovascular disease and mortality in 18 countries from five continents (pure): a prospective cohort study // Lancet. 2017. Vol. 390. P. 2050-2062. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/S0140-6736(17)32252-3

31. Seidelmann S.B., Claggett B., Cheng S. et al. Dietary carbohydrate intake and mortality: a prospective cohort study and meta-analysis // Lancet Public Health. 2018. Vol. 3. P. e419-e428. DOI: https://doi.org/10.1016/s2468-2667(18)30135-x

32. Li S., Flint A., Pai J.K. et al. Low carbohydrate diet from plant or animal sources and mortality among myocardial infarction survivors // J. Am. Heart Assoc. 2014. Vol. 3. Article ID e001169. URL: https://doi.org/10.1161/jaha.114.001169

33. Li S., Flint A., Pai J.K. et al. Dietary fiber intake and mortality among survivors of myocardial infarction: prospective cohort study // BMJ. 2014. Vol. 348. Article ID g2659. https://doi.org/10.1136/bmj.g2659

34. Kelly S.A., Hartley L., Loveman E. et al. Whole grain cereals for the primary or secondary prevention of cardiovascular disease // Cochrane Database Syst. Rev. 2017. Vol. 8. CD005051. DOI: https://doi.org/10.1002/14651858.cd005051.pub3

35. Hooper L., Martin N., Abdelhamid A. et al. Reduction in saturated fat intake for cardiovascular disease // Cochrane Database Syst. Rev. 2015. Vol. 6. CD011737. DOI: https://doi.org/10.1002/14651858.cd011737

36. Zhuang P., Zhang Y., He W. et al. Dietary fats in relation to total and cause-specific mortality in a prospective cohort of 521 120 individuals with 16 years of follow-up // Circ. Res. 2019. Vol. 124. P. 757-768. DOI: https://doi.org/10.1161/circresaha.118.314038

37. Salehi B., Lopez-Jornet P., Pons-Fuster López E., Calina D., Sharifi-Rad M., Ramirez-Alarcón K. et al. Plant-derived bioactives in oral mucosal lesions: a key emphasis to curcumin, lycopene, chamomile, aloe vera, green tea and coffee properties // Biomolecules. 2019. Vol. 9. P. 106. DOI: https://doi.org/10.3390/biom9030106

38. Martínez-González M.A., Fernández-Jarne E., Serrano-Martínez M., Wright M., Gomez-Gracia E. Development of a short dietary intake questionnaire for the quantitative estimation of adherence to a cardioprotective Mediterranean diet // Eur. J. Clin. Nutr. 2004. Vol. 58. P. 1550-1552. DOI: https://doi.org/10.1038/sj.ejcn.1602004

39. Stull A., Cash K., Champagne C., Gupta A., Boston R., Beyl R. et al. Blueberries improve endothelial function, but not blood pressure, in adults with metabolic syndrome: a randomized, double-blind, placebo-controlled clinical trial // Nutrients. 2015. Vol. 7. P. 4107-4123. DOI: https://doi.org/10.3390/nu7064107

40. Basu A., Du M., Leyva M.J., Sanchez K., Betts N.M., Wu M. et al. Blueberries decrease cardiovascular risk factors in obese men and women with metabolic syndrome // J. Nutr. 2010. Vol. 140. P. 1582-1587. DOI: https://doi.org/10.3945/jn.110.124701

41. Goszcz K., Duthie G.G., Stewart D., Leslie S.J., Megson I.L. Bioactive polyphenols and cardiovascular disease: chemical antagonists, pharmacological agents or xenobiotics that drive an adaptive response? // Br. J. Pharmacol. 2017. Vol. 174. P. 1209-1225. DOI: https://doi.org/10.1111/bph.13708

42. Wallace T.C. Anthocyanins in cardiovascular disease // Adv. Nutr. 2011. Vol. 2. P. 1-7. DOI: https://doi.org/10.3945/an.110.000042

43. Tresserra-Rimbau A., Rimm E.B., Medina-Remón A., Marínez-González M.A., de la Torre R., Corella D. et al. Inverse association between habitual polyphenol intake and incidence of cardiovascular events in the PREDIMED study // Nutr. Metab. Cardiovasc. Dis. 2014. Vol. 24. P. 639-647. DOI: https://doi.org/10.1016/j.numecd.2013.12.014

44. Chao S.C., Chen Y.J., Huang K.H., Kuo K.L., Yang T.H., Huang K.Y. et al. Induction of sirtuin-1 signaling by resveratrol induces human chondrosarcoma cell apoptosis and exhibits antitumor activity // Sci. Rep. 2017. Vol. 7. P. 3180. DOI: https://doi.org/10.1038/s41598-017-03635-7

45. Artero A., Artero A., Tarín J.J., Cano A. The impact of moderate wine consumption on health // Maturitas. 2015. Vol. 80. P. 3-13. DOI: https://doi.org/10.1016/j.maturitas.2014.09.007

46. Borriello A., Cucciolla V., Della Ragione F., Galletti P. Dietary polyphenols: focus on resveratrol, a promising agent in the prevention of cardiovascular diseases and control of glucose homeostasis // Nutr. Metab. Cardiovasc. Dis. 2010. Vol. 20. P. 618-625. DOI: https://doi.org/10.1016/j.numecd.2010.07.004

47. Zordoky B.N.M., Robertson I.M., Dyck J.R.B. Preclinical and clinical evidence for the role of resveratrol in the treatment of cardiovascular diseases // Biochem. Biophys. Acta. 2015. Vol.1852. P. 1155-1177. DOI: https://doi.org/10.1016/j.bbadis.2014.10.016

48. Asgary S., Sahebkar A., Afshani M.R., Keshvari M., Haghjooyjavanmard S., Rafieian-Kopaei M. Clinical evaluation of blood pressure lowering, endothelial function improving, hypolipidemic and anti-inflammatory effects of pomegranate juice in hypertensive subjects // Phytother. Res. 2014. Vol. 28. P. 193-199. DOI: https://doi.org/10.1002/ptr.4977

49. Dohadwala M.M., Holbrook M., Hamburg N.M., Shenouda S.M., Chung W.B., Titas M. et al. Effects of cranberry juice consumption on vascular function in patients with coronary artery disease // Am. J. Clin. Nutr. 2011. Vol. 93. P. 934-940. DOI: https://doi.org/10.3945/ajcn.110.004242

50. Investigators G.-P. Dietary supplementation with n-3 polyunsaturated fatty acids and vitamin E after myocardial infarction: results of the GISSI-Prevenzione trial // Lancet. 1999.Vol. 354. P. 447-455. DOI: https://doi.org/10.1016/s0140-6736(99)07072-5

51. Yokoyama M., Origasa H., Matsuzaki M., Matsuzawa Y., Saito Y., Ishikawa Y. et al. Effects of eicosapentaenoic acid on major coronary events in hypercholesterolaemic patients (JELIS): a randomised open-label, blinded endpoint analysis // Lancet. 2007.Vol. 369. P. 1090-1098. DOI: https://doi.org/10.1016/s0140-6736(07)60527-3

52. Rauch B., Schiele R., Schneider S., Diller F., Victor N., Gohlke H. et al. OMEGA, a randomized, placebo-controlled trial to test the effect of highly purified omega-3 fatty acids on top of modern guideline-adjusted therapy after myocardial infarction // Circulation. 2010. Vol. 122. P. 2152-2159. DOI:https://doi.org/10.1161/circulationaha.110.948562

53. ORIGIN Trial Investigators. n-3 fatty acids and cardiovascular outcomes in patients with dysglycemia // N. Engl. J. Med. 2012.Vol. 367. P. 309-318. DOI: https://doi.org/10.1056/nejmoa1203859

54. Group A.S.C. Effects of aspirin for primary prevention in persons with diabetes mellitus // N. Engl. J. Med. 2018. Vol. 379. P. 1529-1539. DOI: https://doi.org/10.1056/nejmoa1804988

55. Manson J.E., Bassuk S.S., Lee I.M., Cook N.R., Albert M.A., Gordon D. et al. The VITamin D and OmegA-3 TriaL (VITAL): Rationale and design of a large randomized controlled trial of vitamin D and marine omega-3 fatty acid supplements for the primary prevention of cancer and cardiovascular disease // Contemp. Clin. Trials. 2012. Vol. 33. P. 159-171. DOI: https://doi.org/10.1016/j.cct.2011.09.009

56. Keaney J.F., Rosen C.J. VITAL signs for dietary supplementation to prevent cancer and heart disease // N. Engl. J. Med. 2019. Vol. 380. P. 91-93. DOI: https://doi.org/10.1056/nejme1814933

57. Abedi E., Mohammad A.S. Long-chain polyunsaturated fatty acid sources and evaluation of their nutritional and functional properties // Food Sci. Nutr. 2014. Vol. 2. P. 443-463. DOI:https://doi.org/10.1002/fsn3.121

58. Roncaglioni M.C., Tombesi M., Avanzini F., Barlera S., Caimi V., Longoni P. et al. n-3 fatty acids in patients with multiple cardiovascular risk factors // N. Engl. J. Med. 2013. Vol. 368. P. 1800. DOI: https://doi.org/10.1056/nejmoa1205409

59. Kwak S.M., Myung S.K., Lee Y.J., Seo H.G.; Korean Meta-analysis Study Group. Efficacy of omega-3 fatty acid supplements (eicosapentaenoic acid and docosahexaenoic acid) in the secondary prevention of cardiovascular disease: a meta-analysis of randomized, double-blind, placebo-controlled trials // Arch. Intern. Med. 2012. Vol. 172. P. 686-694. DOI: https://doi.org/10.1001/archinternmed.2012.262

60. Aung T., Halsey J., Kromhout D. et al. Associations of omega-3 fatty acid supplement use with cardiovascular disease risks: meta-analysis of 10 trials involving 77 917 individuals // JAMA Cardiol. 2018. Vol. 3. P. 225-233. DOI: https://doi.org/10.1001/jamacardio.2017.5205

61. Bhatt D.L., Steg P.G., Miller M. et al. Effects of icosapent ethyl on total ischemic events // J. Am. Coll. Cardiol. 2019. Vol. 73. P. 2791-2802. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jacc.2019.02.032

62. Hooper L., Al-Khudairy L., Abdelhamid A.S. et al. Omega-6 fats for the primary and secondary prevention of cardiovascular disease // Cochrane Database Syst. Rev. 2018. Vol. 11. CD011094. DOI: https://doi.org/10.1002/14651858.cd011094.pub3

63. Bhupathiraju S.N., Tucker K.L. Coronary heart disease prevention: nutrients, foods, and dietary patterns // Clin. Chim. Acta. 2011. Vol. 412. P. 1493-1514. DOI: https://doi.org/10.1016/j.cca.2011.04.038

64. Schwingshackl L., Chaimani A., Schwedhelm C., Toledo E., Pünsch M., Hoffmann G. et al. Comparative effects of different dietary approaches on blood pressure in hypertensive and pre-hypertensive patients: a systematic review and network meta-analysis // Crit. Rev. Food Sci. Nutr. 2019. Vol. 59, N 16. P. 2674-2687. DOI: https://doi.org/10.1080/10408398.2018.1463967

65. Parikh A., Lipsitz S.R., Natarajan S. Association between a DASH-like diet and mortality in adults with hypertension: findings from a population-based follow-up study // Am. J. Hypertens. 2009. Vol. 22. P. 409-416. DOI: https://doi.org/10.1038/ajh.2009.10

66. Folsom A.R., Parker E.D., Harnack L.J. Degree of concordance with DASH diet guidelines and incidence of hypertension and fatal cardiovascular disease // Am. J. Hypertens. 2007. Vol. 20. P. 225-232. DOI: https://doi.org/10.1016/j.amjhyper.2006.09.003

67. Fung T.T., Chiuve S.E., McCullough M.L. et al. Adherence to a DASH-style diet and risk of coronary heart disease and stroke in women // Arch. Intern. Med. 2008. Vol. 168. P. 713-720. DOI: https://doi.org/10.1001/archinte.168.7.713

68. Agnoli C., Krogh V., Grioni S. et al. A priori-defined dietary patterns are associated with reduced risk of stroke in a large Italian cohort // J. Nutr. 2011. Vol. 141. P. 1552-1558. DOI: https://doi.org/10.3945/jn.111.140061

69. Levitan E.B., Wolk A., Mittleman M.A. Relation of consistency with the dietary approaches to stop hypertension diet and incidence of heart failure in men aged 45 to 79 years // Am. J. Cardiol. 2009. Vol. 104. P. 1416-1420. DOI: https://doi.org/10.1016/j.amjcard.2009.06.061

70. Levitan E.B., Wolk A., Mittleman M.A. Consistency with the DASH diet and incidence of heart failure // Arch. Intern. Med. 2009. Vol. 169. P. 851-857. DOI: https://doi.org/10.1001/archinternmed.2009.56

71. Azadbakht L., Fard N.R., Karimi M. et al. Effects of the Dietary Approaches to Stop Hypertension (DASH) eating plan on cardiovascular risks among type 2 diabetic patients: a randomized crossover clinical trial // Diabetes Care. 2011. Vol. 34. P. 55-57. DOI: https://doi.org/10.2337/dc10-0676

72. Blumenthal J.A., Babyak M.A., Sherwood A. et al. Effects of the dietary approaches to stop hypertension diet alone and in combination with exercise and caloric restriction on insulin sensitivity and lipids // Hypertension. 2010. Vol. 55. P. 1199-1205. DOI: https://doi.org/10.1161/hypertensionaha.109.149153

73. Shirani F., Salehi-Abargouei A., Azadbakht L. Effects of Dietary Approaches to Stop Hypertension (DASH) diet on some risk for developing type 2 diabetes: a systematic review and meta-analysis on controlled clinical trials // Nutrition. 2013. Vol. 29. P. 939-947. DOI: https://doi.org/10.1016/j.nut.2012.12.021

74. Sofi F., Macchi C., Abbate R. et al. Mediterranean diet and health status: an updated meta-analysis and a proposal for a literature-based adherence score // Public Health Nutr. 2014. Vol. 17. P. 2769-2782. DO: https://doi.org/10.1017/s1368980013003169

75. Eleftheriou D., Benetou V., Trichopoulou A. et al. Mediterranean diet and its components in relation to all-cause mortality: meta-analysis // Br. J. Nutr. 2018. Vol. 120. P. 1081-1097. DOI: https://doi.org/10.1017/s0007114518002593

76. Kastorini C.M., Milionis H.J., Esposito K. et al. The effect of Mediterranean diet on metabolic syndrome and its components: a meta-analysis of 50 studies and 534,906 individuals // J. Am. Coll. Cardiol. 2011. Vol. 57. P. 1299-1313. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jacc.2010.09.073

77. Rosato V., Temple N.J., La Vecchia C. et al. Mediterranean diet and cardiovascular disease: a systematic review and meta-analysis of observational studies // Eur. J. Nutr. 2019. Vol. 58. P. 173-191. DOI: https://doi.org/10.1007/s00394-017-1582-0

78. Whalen K.A., Judd S., McCullough M.L. et al. Paleolithic and Mediterranean diet pattern are inversely associated with all-cause and cause-specific mortality in adults // J. Nutr. 2017. Vol. 147. P. 612-620. DOI: https://doi.org/10.3945/jn.116.241919

79. Grosso G., Marventano S., Yang J. et al. A comprehensive meta-analysis on evidence of Mediterranean diet and cardiovascular disease: are individual components equal? // Crit. Rev. Food Sci. Nutr. 2017. Vol. 57. P. 3218-3232. DOI: https://doi.org/10.1080/10408398.2015.1107021

80. Estruch R., Ros E., Salas-Salvadó J. et al. Primary prevention of cardiovascular disease with a Mediterranean diet // N. Engl. J. Med. 2013. Vol. 368, N 14. P. 1279-1290. DOI: https://doi.org/10.1056/NEJMoa1200303

81. Estruch R., Ros E., Salas-Salvadó J. et al. Primary prevention of cardiovascular disease with a Mediterranean diet supplemented with extra-virgin olive oil or nuts // N. Engl. J. Med. 2018. Vol. 378. P. e34(1)-e34(14). DOI: https://doi.org/10.1056/nejmoa1800389

SCImago Journal & Country Rank
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»

Медицина сегодня
Московская урологическая школа.

Московская урологическая школа Урология - область медицинской науки, которая интенсивно развивается. Ежегодно появляются новые научные данные, обнародуются результаты исследований и разработок, меняются алгоритмы диагностики и лечения пациентов с теми или иными болезнями...

"120 лет кафедре оториноларингологии с клиникой ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова".

24-25 ноября 2020 г. состоится Юбилейная научно-практическая конференция с международным участием "120 лет кафедре оториноларингологии с клиникой ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова". Мероприятие, посвященное 120-летию со дня основания второй в России кафедры, пройдет в...

"Левитановские чтения" - 2020.

Всероссийская научно-практическая конференция "Левитановские чтения" - 2020 27-28 ноября 2020 г. состоится Всероссийская научно-практическая конференция "Левитановские чтения", посвященная различным аспектам организации медицинской помощи пациентам с язвенным колитом и...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»