Витаминология: от молекулярных аспектов к технологиям витаминизации детского и взрослого населения

Резюме

Статистический анализ данных по обеспеченности витаминами отдельных групп взрослого и детского населения России с 1987 по 2017 г. позволил выявить определенные закономерности: во-первых, наличие множественной микро-нутриентной недостаточности (витаминов D, группы В, а также ряда минеральных веществ); во-вторых, самым распространенным является дефицит витамина D; в-третьих, снижение частоты обнаружения дефицита витаминов группы В затормозилось и он сохраняется у значительного количества обследованных лиц (медиана частоты обнаружения - 41%), недостаток витаминов С, А и Е среди практически здоровых взрослых обнаруживается редко. Анализ литературы и модельные исследования на крысах показывают, что результат проявления действия каждого витамина зависит от обеспеченности организма другими витаминами. Оптимальная обеспеченность организма всеми витаминами является необходимым условием осуществления витамином D своих многочисленных функций, функционирование витаминов группы В неразрывно связано между собой. Рацион из традиционных продуктов не позволяет выйти на оптимальную обеспеченность организма витаминами и минеральными веществами. В связи с этим повседневное использование обогащенной пищевой продукции или витаминно-минеральных комплексов (ВМК) - эффективный путь для восполнения дефицита микронутриентов в питании населения. Теоретические основы создания ВМК целевого назначения, предназначенных для разных категорий населения, включают исследование исходного витаминно-минерального статуса, особенности трудовой деятельности и физической активности, учет роли недостатка отдельных витаминов в развитии патологического процесса и используемой лекарственной терапии, индивидуальных особенностей метаболизма, в частности обусловленных полиморфизмом генов. В состав оптимального ВМК должен быть включен витамин D и все витамины группы В. Дозы витаминов должны быть значимыми, сопоставимыми с рекомендуемым суточным потреблением. Дополнительные медико-биологические требования к композиционному составу витаминно-минеральных комплексов формируются с учетом особенностей рациона. Доза витаминов-антиоксидантов и минеральных веществ должна быть повышена для нивелирования влияния пищевых волокон, обладающих сорбирующими свойствами, или полиненасыщенных жирных кислот, подверженных перекисному окислению и снижающих антиоксидантный статус организма. ВМК с повышенными дозами всех витаминов предназначены для быстрого и эффективного устранения микронутриентной недостаточности. Суммарное суточное потребление микронутриентов не должно быть чрезмерным.

Ключевые слова:витамины, полигиповитаминоз, витаминно-минеральные комплексы, обогащенная пищевая продукция, взаимодействие витаминов, эффективность

Финансирование. Работа не имела спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликта интересов.

Благодарности. Авторы благодарны всем сотрудникам лаборатории витаминов и минеральных веществ, в разные годы участвовавшим в исследованиях.

Для цитирования: Коденцова В.М., Жилинская Н.В., Шпигель Б.И. Витаминология: от молекулярных аспектов к технологиям витаминизации детского и взрослого населения // Вопросы питания. 2020. Т 89, № 4. С. 89-99. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2020-10045

Лаборатория витаминов и минеральных веществ, основанная в 1970 г, является одной из старейших в ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии" (ранее - Институт питания РАМН). У истоков развития отечественной витаминологии и лаборатории стоял великий советский ученый, заслуженный деятель науки РСФСР, профессор Виктор Васильевич Ефремов, а в течение почти 40 лет ее возглавлял выдающийся отечественный витаминолог, заслуженный деятель науки РФ, доктор биологических наук, профессор Владимир Борисович Спиричев (1930-2018 гг.), 90-летний юбилей которого совпадает с юбилеем института.

За свою полувековую деятельность лаборатория, занимаясь фундаментальными и прикладными исследованиями, внесла большой вклад в витаминологию и решение практических задач нутрициологии.

Критерии и методы оценки витаминного статуса

Одним из направлений работы лаборатории является развитие и совершенствование методической базы по оценке витаминной обеспеченности детского и взрослого населения. В 1980-1990-х гг. была проведена своеобразная ревизия: сопоставлены методы определения витаминов в биологических жидкостях, выбраны чувствительные методики, позволяющие надежно выявлять гиповитаминозные состояния, а также разработан и внедрен в практику принципиально новый метод определения рибофлавина титрованием рибофлавинсвязывающим апобелком, обладающий абсолютной биоспецифичностью и высокой чувствительностью.

Для установления критериев нормальной обеспеченности населения водорастворимыми витаминами был разработан методический подход, основанный на анализе кривых взаимосвязи между различными показателями обеспеченности организма витаминами (концентрация в плазме крови, эритроцитах, степень активации витаминзависимых ферментов экзогенно добавленными коферментами или экскреция витаминов или их метаболитов с мочой), которые имеют выраженный двухфазный характер. Граница между двумя совокупностями точек, одна из которых отражает показатели обеспеченных витаминами людей, а другая - показатели лиц с недостаточностью (точка перегиба) соответствует нижней границе нормальной обеспеченности витамином. Критерии обеспеченности (конкретные величины, относительно которых судят о насыщенности организма витамином), установленные таким способом, представлены в многочисленных публикациях и суммированы в работах [1, 2]. Для оценки экскреции витаминов вместо мочи, собранной за сутки, была использована утренняя часовая моча, собранная утром за 40-150 мин после первого мочеиспускания, что существенно упростило сбор биологического материала для анализа. Значительно позже в литературе появились аналогичные исследования японских ученых, но с использованием суточной мочи [3], а также данные по определению взаимозависимости других показателей витаминного статуса (например, ТФД-эффект - концентрация тиаминдифосфата/г гемоглобина [4]).

Установление критериев оценки витаминного статуса организма по содержанию витаминов в моче и в грудном молоке дало возможность оценивать неинвазивными методами обеспеченность детей разного возраста [2, 5], а также эффективность различных способов коррекции витаминной недостаточности.

Изучение взаимодействия витаминов

Еще задолго до бума последних лет, касающегося гормональной системы витамина D, в лаборатории витаминов в экспериментах на крысах проводились исследования по влиянию дефицита других витаминов на развитие и коррекцию дефицита холекальциферола и нарушений, обусловленных его дефицитом. В экспериментах с попарным дефицитом двух витаминов (D и В2, или В6, или РР, или К, или С) было выяснено, что дефицит витамина В2 у крыс приводил к снижению концентрации в сыворотке крови циркулирующей формы витамина D, дефицит витамина С у морских свинок усиливал глубину и проявления алиментарного недостатка витамина D. Дефицит витаминов С, В2 или В6 затруднял восстановление обеспеченности организма витамином D [6].

На основании этих исследований В.Б. Спиричевым была выдвинута концепция "D3 + 12 витаминов". В ней было сформулировано положение, что необходимым условием осуществления витамином D своих многочисленных, в том числе недавно открытых некальцемических (внескелетных), функций [7] является достаточная обеспеченность организма всеми витаминами, участвующими в образовании гормонально активной формы витамина D и осуществлении его физиологических функций [8]. Витамин D занимает центральное положение среди остальных витаминов.

Концепция "D3 + 12 витаминов" постоянно находит подтверждение и получила свое дальнейшее развитие и расширение благодаря функциональным и синергетическим взаимодействиям в организме витаминов группы В, интерес к которым не только не снизился, но даже проявился с новых позиций [9, 10]. В основе лежит давно известный факт, что вторичный эндогенный, или сопутствующий, дефицит других витаминов группы В может возникнуть при недостатке витамина В2. Нами было сформулировано положение о метаболической сети витаминов, согласно которому все витаминзависимые процессы взаимосвязаны между собой, поскольку превращение поступившего с пищей любого витамина в свою физиологически или метаболически активную форму происходит при участии ферментов, активность которых, в свою очередь, зависит от обеспеченности другими витаминами и/или минеральными элементами [11].

Недавно к ранее известным минеральным веществам (кальций, марганец, медь, цинк), необходимым для полноценного витамин D-зависимого остеогенеза, добавился магний, который играет критически важную роль в метаболизме витамина D (гидроксилаза витамина D) и синтезе его гормональной формы [12], а дефицит магния приводит к снижению концентрации гидроксилированных метаболитов витамина D. Было показано, что при адекватном потреблении магния риск недостаточного (дефицитного) статуса витамина D снижается [13].

Разработка норм физиологических потребностей и величин рекомендуемого потребления витаминов

В настоящее время витамины рассматривают уже не только с позиций эссенциальности, т.е. с точки зрения выполнения ими непосредственно витаминной функции, но и с учетом всех их физиологических функций [14].

Стало очевидно, что оптимальным уровнем потребления любого микронутриента не может быть минимальный уровень, который предотвращает заболевания, обусловленные его дефицитом [9].

Для ряда витаминов (D, группы В) стало ясно, что поступление несколько повышенных сверх рекомендуемых в настоящее время суточных норм потребления приносит пользу, поскольку обеспечивает не только осуществление общепризнанной витаминной функции, но и дополнительные ранее неизвестные функции витаминов. Витамины группы В оказывают выраженное антиоксидантное, противовоспалительное действие, обладают защитными свойствами против нейродегенеративных процессов [9]. Оказалось, что для снижения риска целого ряда заболеваний (сердечно-сосудистые, инфаркт миокарда, сахарный диабет 2 типа, аутоиммунные, туберкулез, бронхиальная астма, коронавирусная инфекция COVID-19 [15], атопический дерматит, крапивница, онкологические заболевания простаты, молочной железы, кишечника), нейрокогнитивных расстройств, депрессивных состояний, нарушений репродуктивной функции потребление витамина D с рационом должно превышать уровень, обеспечивающий нормальный остеогенез.

В проекте обновленных норм физиологической потребности предполагается повышение рекомендуемого суточного потребления витамина D для взрослых с 10 до 15 мкг, для витаминов В1, В2 и ниацина дополнить нормы величинами, соотнесенными с потреблением энергии, связанной с различиями в физической активности населения.

Вместе с тем в последние годы высказываются предостережения об использовании чрезмерно высоких доз витаминов (особенно витамина D [16, 17]) и подчеркивается, что ежедневное длительное потребление витаминно-минеральных комплексов (ВМК) с умеренными дозировками микронутриентов принесет большую пользу. Использование повышенных доз витамина Е может сопровождаться появлением его прооксидантного действия, смещением равновесия и конкуренцией при абсорбции с другими пищевыми антиоксидантами [18], а избыточное поступление одного из витаминов группы В может лимитировать или переключать метаболизм на другой путь. В связи с этим, на основании данных литературы, были установлены верхние допустимые уровни потребления витаминов, в том числе в составе специализированной пищевой продукции [в частности биологически активных добавок (БАД) к пище].

Оценка витаминной обеспеченности различных групп населения

Мониторинг витаминной обеспеченности различных групп населения России, начатый в 1980-е гг., является перманентной задачей лаборатории витаминов и проводится параллельно с научными исследованиями.

На основании анализа обеспеченности различных групп взрослого населения витаминами А, Е, В2, С, фолатами и каротиноидами с использованием статистических методов была охарактеризована динамика с 1987 г. по настоящее время.

Как следует из данных рис. 1, по сравнению с 1990-ми гг. происходит постепенное улучшение обеспеченности населения витамином С. Дефицит этого витамина в настоящее время среди практически здоровых взрослых обнаруживается редко.

Рис. 1. Изменение медианы относительного количества лиц (%) с недостаточностью витаминов С (n=2734) и В2 (n=3246) среди взрослого населения, оцениваемой по уровню в сыворотке крови, в динамике. Рисунок построен на основании данных [19]

Fig. 1. Change of the median of the relative number of individuals (%) with deficiency of vitamins C (n=2734) and B2 (n=3246) among the adult population, estimated by blood serum concentration, in dynamics. The figure was created based on data [19]

Наметившееся в начале века снижение частоты обнаружения дефицита витамина В2 затормозилось, и частота его выявления сохраняется у значительного количества обследованных (см. рис. 1). С некоторым отставанием от витамина В2 появилась тенденция к улучшению обеспеченности витамином В6 (данные не представлены).

Недостаток витаминов А и Е встречается достаточно редко (рис. 2).

Рис. 2. Изменение медианы относительного количества лиц (%) с недостаточностью витаминов А и Е среди взрослого населения (n=3368), оцениваемой по уровню в сыворотке крови, в динамике

Fig. 2. Change of the median of the relative number of individuals (%) with deficiency of vitamins A and C (n=3368) among the adult population, estimated by blood serum concentration, in dynamics. The figure was created based on data [19]

В то же время встречаются отдельные группы лиц (группы риска), недостаточно обеспеченных витамином А [беременные (III триместр), жители российского Севера; больные туберкулезом], витамином Е (работники производств с вредными условиями труда, дети с ожирением), фолатами (студенческая молодежь, пациенты с ожирением), витамином В12 (вегетарианцы; лица, соблюдающие длительный религиозный пост) [20].

Самым проблемным для населения России является витамин D. Сниженная концентрация 25-гидроксиви-тамина D в крови имеет место у 50-92% взрослого населения трудоспособного возраста и детей вне зависимости от сезона года, места проживания и наличия заболеваний [20].

Приоритетными дефицитами (по уровню в крови) у взрослого населения России являются витамин D, витамин В2 и каротиноиды [20]. Частота выявления сочетанного дефицита 3 и более витаминов (С, А, Е, В2, D, В6, В12, фолаты) в настоящее время колеблется среди взрослого населения в диапазоне от 5 до 39% [19].

Оцениваемый неинвазивными методами по экскреции с мочой недостаток витаминов В1 и В6 у детей дошкольного и младшего школьного возраста Москвы, Подмосковья и Екатеринбурга в зимне-весенний период 2015-2018 гг. был обнаружен почти у 70% обследованных, витамина В2 - у каждого 3-го ребенка [2]. При этом у 30% детей обнаруживался одновременный недостаток нескольких витаминов группы В (В1, В2 и В6). Лишь около 17% детей старше 4 лет были обеспечены витамином С и всеми перечисленными витаминами группы В.

Таким образом, несмотря на разный набор определяемых витаминов у детей и взрослых, совершенно очевидно, что в настоящее время характерной чертой витаминного статуса по-прежнему является сочетанная недостаточность нескольких витаминов (D, группы В) [19, 20], а также ряда минеральных веществ. К заключению о множественной микронутриентной недостаточности у населения в современных условиях приходят и другие отечественные и зарубежные исследователи [21, 22].

Экспериментальные модели полигиповитаминоза

Последствия дефицита отдельных витаминов известны и достаточно легко устранимы. Принимая во внимание широкую распространенность среди населения полигиповитаминозных состояний, для исследования ее последствий, а также способов коррекции была разработана экспериментальная модель полигиповитаминоза у крыс разной степени глубины [23], основанная на одновременном уменьшении (в 2 или в 5 раз) количества всех витаминов в витаминной смеси полусинтетического рациона.

Было обнаружено, что развитие полигиповитаминоза приводило к изменению метаболических показателей плазмы крови (повышению уровня глюкозы в крови, ухудшению антиоксидантного статуса организма, снижению концентрации коэнзима Q10), изменению активности печеночных ферментов метаболизма лекарственных средств, усилению апоптоза клеток печени, ухудшению клеточного иммунитета, уменьшению содержания гемоглобина в эритроците, лейкоцитопении, т.е. к снижению адаптационного потенциала организма. Крысы младшего возраста были более чувствительны к развитию полигиповитаминоза. Оказалось, что для восстановления в течение 10-14 сут, что аппроксимируется для человека как несколько лет, адекватной обеспеченности всеми витаминами недостаточно восполнить недостающее количество витаминов до 100%, и только добавление избытка (до 200% от адекватного уровня) витаминов позволило нормализовать содержание витаминов в печени (за исключением витамина А) [24].

Подходы к витаминизации населения

Ежедневное использование в рационе обогащенной и специализированной пищевой продукции, в том числе ВМК, - эффективный путь для восполнения дефицита микронутриентов в питании населения, а также экономически обоснованный способ профилактики ряда алиментарно-зависимых заболеваний. В связи с этим можно выделить два основных подхода к витаминизации населения: популяционный и персонализированный.

Популяционный подход - витаминизация всего населения путем использования обогащенной пищевой продукции массового потребления (хлебобулочные изделия, молочная продукция), ВМК общего назначения, предназначенные для всей популяции либо для большей ее части. Формирование рецептур обогащенной пищевой продукции массового потребления при данном подходе должно основываться на данных обеспеченности витаминами и минеральными веществами большей части населения.

Персонализированный подход - витаминизация отдельных групп населения путем использования пищевой продукции специализированного или целевого назначения, предназначенной для поддержания и усиления отдельных функций организма. К такой продукции можно отнести специализированную пищевую продукцию, в том числе ВМК, для отдельных категорий лиц (спортсмены, беременные и кормящие женщины, спецконтингенты, пациенты с различными заболеваниями).

Мировой и отечественный опыт обогащения микронутриентами пищевых продуктов массового потребления

В большинстве экономически развитых стран (США, Канада), а также во многих развивающихся странах Африки, Азии и Латинской Америки проблема оптимизации витаминной обеспеченности населения решается путем законодательно регламентированного обогащения витаминами В1, В2, В6, РР, фолиевой кислотой и железом пищевых продуктов массового потребления: муки, макаронных и хлебобулочных изделий. Фортификация (обогащение) зерновых продуктов витаминами группы В, направленная на обеспечение их адекватного потребления, приобрела глобальную тенденцию, особенно в странах со средним уровнем дохода. Обязательное обогащение витаминами группы В (В1, В2, В6, РР, В9) и железом муки в США осуществляется с 1941 г., в Канаде - с 1933 г., в Чили - с 1954 г., а недавно стало проводиться в Узбекистане (2005 г.), Туркмении (2006 г.), Казахстане и Кыргызстане (2009 г.), Молдове (2012 г.). Более чем в 80 странах проводится обязательное обогащение пшеничной муки, более чем в 15 странах - кукурузной. Этот способ может использоваться параллельно с другими мерами, призванными снизить дефицит витаминов и минеральных веществ, особенно если этот дефицит является массовой проблемой. Витамином D обогащают молочные продукты и спреды, в ряде стран проводится обязательное обогащение молочной продукции [25, 26]. Впервые обязательное обогащение муки витаминами В1, В2 и РР по решению Совнаркома СССР было произведено в 1939 г., однако впоследствии оно было прекращено [27].

Производство в России обогащенных микронутриентами пищевых продуктов носит инициативный характер, в связи с этим их количество и ассортимент недостаточны, а население не ориентировано на предпочтение таких продуктов [27]. В России количество обогащенных витаминами хлебобулочных изделий составляет 2% от общего объема выпуска хлеба против запланированных 50% (в соответствии с "Основами государственной политики Российской Федерации в области здорового питания населения на период до 2020 года"). В таких условиях для улучшения обеспеченности населения витаминами целесообразен дополнительный прием ВМК.

Теоретические основы создания витаминно-минеральных комплексов

Накопленный отечественный и международный опыт по исследованию эффективности применения имеющих разный композиционный состав и содержащих разный набор и дозы витаминов ВМК позволил сформулировать основные принципы создания композиций витаминов и минеральных веществ, обеспечивающих максимальную эффективность.

Как известно, недостаток отдельных витаминов является фактором риска развития ряда заболеваний. Учитывая обширные и переплетающиеся между собой функциональные взаимодействия витаминов, одновременная множественная микронутриентная недостаточность создает "сеть причинности" заболеваний. И напротив, адекватная или оптимальная обеспеченность организма всеми витаминами создает, соответственно, "сеть условий, обеспечивающих предотвращение заболевания" за счет полноценного осуществления всех витаминзависимых процессов в организме.

На рис. 3 представлен медико-технологический алгоритм разработки ВМК с учетом основных факторов, которые должны учитываться при создании ВМК целевого назначения, от которых в конечном счете будет зависеть эффективность применения ВМК. К ним относятся состояние организма (исходный витаминно-минеральный статус, учет роли недостатка отдельных витаминов в развитии патологического процесса и используемой лекарственной терапии, а также полиморфизм генов). На витаминный статус организма может оказывать влияние непосредственно патологический процесс, нарушающий ассимиляцию микронутриентов, а также прием лекарственных средств, многие из которых приводят к снижению обеспеченности организма тем или иным витамином. Этот этап позволяет выявить основные проблемные микронутриентные дефициты и сформировать примерный состав ВМК.

Рис. 3. Схема медико-технологического алгоритма разработки витаминно-минеральных комплексов (ВМК)

Fig. 3. The scheme of the medical-technological algorithm for the development of the vitamin-mineral supplements

На следующем этапе происходит дальнейшее уточнение композиционного состава ВМК на основании исследования особенностей рациона категории лиц, для которых предназначен ВМК.

Наличие в составе рациона обогащенного продукта или ВМК пищевых волокон, обладающих адсорбирующими свойствами, или полиненасыщенных жирных кислот, подверженных перекисному окислению и снижающих антиоксидантный статус организма, может существенно уменьшать ожидаемую эффективность ВМК. Для нивелирования этих нежелательных воздействий доза соответствующих витаминов-антиоксидантов и минеральных веществ должна быть повышена.

Эксперименты на животных и клинические наблюдения свидетельствуют, что эффективность коррекции зависит от глубины исходно существующего полигиповитаминоза и микроэлементоза [24]. Чем сильнее выражена степень полимикронутриентной недостаточности (multiple micronutrient deficiency), тем более длительный срок и более высокие дозы микронутриентов потребуются для ее полного устранения [28]. Обратная зависимость между дозой витамина и длительностью приема, обеспечивающего устранение дефицита [28], обосновывает целесообразность наличия в составе ВМК не минимальных количеств витаминов (15% от рекомендуемого суточного потребления), а близких к физиологической потребности организма, и одновременно показывает, что эффект от приема не может быть мгновенным, а улучшение микронутриентного статуса произойдет через определенное (для каждого витамина свое, иногда достигающее нескольких месяцев) время.

Существенное значение для достижения желаемого действия имеет также форма каждого витамина и минерального вещества [29]. Эффективность витамина D3 для улучшения статуса витамина D в 2,3 раза выше, чем витамина D2. По профилактическому действию от кальцификации сосудов и сердечно-сосудистых заболеваний витамин К2 имеет преимущества по сравнению с витамином К|. Метаболизм α- и γ- токоферолов различается, что приводит к различиям физиологического действия (антиокислительное, противовоспалительное).

Полный набор витаминов должен быть дополнен недостающими минеральными веществами (для нашей страны йод, кальций, магний, цинк). Учитывая неразрывно связанные между собой функции всех витаминов группы В, в настоящее время сложилось обоснованное мнение, что рациональным подходом для сохранения полноценных функций организма будет прием не небольшого их подмножества, а всех витаминов группы В, причем в дозах, сопоставимых с рекомендуемыми нормами потребления [9]. Так, прием детьми ВМК, в составе которого отсутствовал рибофлавин, не улучшил обеспеченность не только витамином В2, но и витамином В6, несмотря на его наличие в составе ВМК [30].

Не меньшее значение имеет форма самого ВМК и наличие в составе других как активных компонентов, так и наполнителей. В настоящее время наряду с традиционными таблетками и капсулами получают распространение другие формы (порошок для приготовления напитка, киселя, жевательные таблетки, водорастворимые шипучие таблетки), а также порошки (multiple micronutrient powders) в индивидуальных пакетиках-саше для обогащения блюд в домашних условиях. Наполнитель (носитель) и другие биологически активные компоненты могут оказывать влияние на всасывание витаминов. Усвоение витамина D3, растворенного в жире, выше, чем его водорастворимой формы. Наличие в составе пектина, отрубей зерновых затрудняет усвоение входящих в состав ВМК ряда витаминов.

Учет всех вышеперечисленных аспектов позволяет разрабатывать ВМК оптимального состава, предназначенные для отдельных категорий населения, и осуществлять индивидуальный подход к пациентам. Такие же принципы применяются при разработке специализированных и обогащенных пищевых продуктов. Механическое смешивание полезных компонентов при создании обогащенных продуктов не гарантирует его эффективности. Именно поэтому в идеале для каждого ВМК и обогащенного продукта имеет смысл подтверждать клиническими испытаниями биодоступность обогащающих компонентов и эффективность для поддержания здоровья.

Исходя из представлений о метаболической сети витаминов, очевидно, что в идеале должно быть достигнуто одновременное улучшение витаминной обеспеченности организма, а принимая во внимание не только витаминную, но и другие физиологические функции витаминов, следует добиться достижения оптимальных концентраций витаминов в организме. Именно синхронная оптимизация концентраций витаминов и их соотношений между собой, а также между показателями липидного обмена обеспечивает профилактику алиментарно-зависимых заболеваний [31].

Преимущества сочетанного использования витаминов и минеральных веществ в форме ВМК у беременных по сравнению с фолиевой кислотой и железом выражаются в уменьшении количества маловесных детей (менее 2500 г), уменьшении количества преждевременных родов (до 37-й недели беременности), количества детей малого гестационного возраста [32, 33]. Отсутствие одного из необходимых микронутриентов в составе ВМК ухудшает течение и исход беременности [34]. Показано, что прием в течение 2-4 мес ВМК, содержащих не менее 10 микронутриентов, оказывает протекторное действие от проблем психического здоровья (тревога, стресс, депрессия и когнитивные расстройства или жалобы на память) [35].

Практическое внедрение исследований

Результаты эпидемиологических исследований обеспеченности витаминами взрослого и детского населения нашей страны, свидетельствующие о широкой распространенности дефицита витаминов, легли в основу государственных программ по расширению производства витаминов и обогащенных витаминами и минеральными веществами пищевых продуктов, Общесоюзной научно-технической программы на 19861990 гг. "Создать и освоить производство продуктов детского питания и витаминизированных пищевых продуктов на основе научных принципов рационального и сбалансированного питания", а затем - Концепции государственной политики в области здорового питания населения. Программы предусматривали значительное расширение ассортимента и объема производства пищевых продуктов массового потребления, обогащенных витаминами и другими незаменимыми пищевыми веществами.

Эти данные служат основой для установления норм физиологической потребности в витаминах, а также обосновывают уровни обогащения пищевых продуктов, включая функциональные и специализированные, предназначенные для отдельных категорий населения.

Как показала практика, одним из результативных методов практического внедрения исследований в промышленность является государственно-частное партнерство. Концепция "D3 + 12 витаминов" была успешно реализована при создании специализированных пищевых продуктов (киселей и напитков) для питания детей, пациентов и лиц, работающих во вредных условиях труда. Показано, что длительное включение витаминного напитка, содержащего около 80% от рекомендуемого суточного потребления 13 витаминов в составе поливитаминного премикса, в рацион трудоспособного населения сопровождалось достоверным улучшением обеспеченности витаминами группы В и предотвращением сезонного ухудшения обеспеченности витаминами-антиоксидантами. На фоне улучшения обеспеченности витаминами организма детей, получавших обогащенные продукты, отмечалось улучшение когнитивных и адаптационных функций организма, повышалась успеваемость при одновременном уменьшении утомляемости и заболеваемости [36].

В ходе выполнения комплексных программ научных исследований "Приоритетные научные исследования в области питания населения", реализуемой при участии Федерального агентства научных организаций, Российской академии наук и ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии" разработана и внедрена в производство партнером ОАО "Марбиофарм" линейка из более чем 30 БАД к пище, в том числе ВМК, максимально персонализированных для отдельных групп населения с учетом их половозрастных особенностей, структуры питания, наличия патологий (для мужчин и женщин старше 55 лет, для беременных и кормящих женщин, для пациентов с заболеваниями желудочно-кишечного тракта и др.). Разработаны и выведены на рынок инновационные отечественные специализированные пищевые продукты для спортсменов-детей с учетом потребности детского и юношеского организма в макро- и микронутриентах, особенностей физиологического развития, физической нагрузки и возраста.

Перспективы и задачи современной витаминологии

В свете вышеперечисленного задачами современной витаминологии являются установление оптимального содержания и соотношения витаминов в рационе, обеспечивающего поддержание витаминных функций и невитаминных эффектов витаминов. Не менее важной проблемой остается установление доз витаминов для эффективного устранения множественной микронутриентной недостаточности с учетом того, что витамины связаны в метаболическую сеть; поиск разных наиболее эффективных форм витаминов для коррекции микронутриентного статуса организма и снижения риска заболеваний. Разработка методов определения разных форм витаминов и их метаболически активных форм в биологических жидкостях человека; уточнение содержания витамеров витаминов D, Е, К и других витаминов в пищевых продуктах и внесение их в национальные таблицы химического состава пищевых продуктов обеспечит правильный подход для индивидуальной витаминизации населения.

Литература

1. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Спиричев В.Б. Изменение обеспеченности витаминами взрослого населения Российской Федерации за период 1987-2009 гг. (к 40-летию лаборатории витаминов и минеральных веществ НИИ питания РАМН // Вопросы питания. 2010. Т. 79, № 3. С. 68-72.

2. Коденцова В.М., Вржесинская О.А. Обеспеченность детей водорастворимыми витаминами (2015-2018 гг.) // Вопросы практической педиатрии. 2019.Т. 14, № 2. С. 7-14. DOI: https://doi.org/10.20953/1817-7646-2019-2-7-14

3. Shibata K., Hirose J., Fukuwatari T. Relationship between urinary concentrations of nine water-soluble vitamins and their vitamin intakes in Japanese adult males // Nutr. Metab. Insights. 2014. Vol. 7. Р. 61-75. DOI: https://doi.org/10.4137/NMI.S17245

4. Whitfield K.C., Bourassa M.W., Adamolekun B., Bergeron G., Bettendorff L., Brown K.H. et al. Thiamine deficiency disorders: diagnosis, prevalence, and a roadmap for global control programs // Ann. N. Y. Acad. Sci. 2018. Vol. 143, N 1. Р. 3-43. DOI: https://doi.org/10.1111/nyas.13919

5. Коденцова В.М., Вржесинская О.А. Оценка витаминного статуса кормящих женщин по содержанию витаминов в грудном молоке // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2006. Т. 141, № 3. С. 297-301. DOI: https://doi.org/10.1007/s10517-006-0161-9

6. Коденцова В.М., Вржесинская О.А. Влияние дефицита витаминов на обеcпеченность организма витамином D // Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии. 2018. Т. 21, № 7. С. 42−46. DOI: https://doi.org/10.29296/25877313-2018-07-07

7. Wacker M., Holick M.F. Vitamin D - effects on skeletal and extraskeletal health and the need for supplementation // Nutrients. 2013. Vol. 5, N 1. P. 111-148. DOI: https://doi.org/10.3390/nu5010111

8. Спиричев В.Б. О биологических эффектах витамина D // Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2011. Т. 90, № 6. С. 113-119.

9. Kennedy D.O. B vitamins and the brain: mechanisms, dose and efficacy - a review // Nutrients. 2016. Vol. 8, N 2. P. 68. DOI: https://doi.org/10.3390/nu8020068

10. Moretti R., Peinkhofer C. B vitamins and fatty acids: what do they share with small vessel disease-related dementia? // Int. J. Mol. Sci. 2019. Vol. 22, N 20. Article ID 5797. DOI: https://doi.org/10.3390/ijms20225797

11. Коденцова В.М., Рисник Д.В. Витаминно-минеральные комплексы. Рациональное применение в терапии // Вестник терапевта. 2018. Т. 33, № 9. URL: http://rusmg.ru/images/2018/vt-9.htm

12. Dai Q., Zhu X., Manson J.E., Song Y., Li X., Franke A.A. et al. Magnesium status and supplementation influence vitamin D status and metabolism: results from a randomized trial // Am. J. Clin. Nutr. 2018. Vol. 108, N 6. P. 1249-1258. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/30541089/

13. Reddy P., Edwards L.R. Magnesium supplementation in vitamin D deficiency // Am. J. Ther. 2019. Vol. 26, N 1. Р. e124-e132. DOI: https://doi.org/10.1097/MJT.0000000000000538

14. Bischoff-Ferrari H. Vitamin D - from essentiality to functionality // Int. J. Vitam. Nutr. Res. 2012. Vol. 82, N 5. P. 321-326. DOI: https://doi.org/10.1024/0300-9831/a000126

15. Ilie P.C., Stefanescu S., Smith L. The role of vitamin D in the prevention of coronavirus disease 2019 infection and mortality // Aging Clin. Exp. Res. 2020. Vol. 32, N 7. P. 1195-1198. DOI: https://doi.org/10.1007/s40520-020-01570-8

16. Pludowski P., Holick M.F., Grant W.B., Konstantynowicz J., Mascarenhas M.R., Haq A. et al. Vitamin D supplementation guidelines // J. Steroid Biochem. Mol. Biol. 2018. Vol. 175. P. 125-135. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jsbmb.2017.01.021

17. Bouillon R., Marcocci C., Carmeliet G., Bikle D., White J.H., Dawson-Hughes B. et al. Skeletal and extraskeletal actions of vitamin D: current evidence and outstanding questions // Endocr. Rev. 2019. Vol. 40, N 4. P. 1109-1151. DOI: https://doi.org/10.1210/er.2018-00126

18. Soni M.G., Thurmond T.S., Miller E., Spriggs T., Bendich A., Omaye S. Safety of vitamins and minerals: controversies and perspective // Toxicol. Sci. 2010. Vol. 118, N 2. P. 348-355.

19. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Никитюк Д.Б., Тутельян В.А. Витаминная обеспеченность взрослого населения Российской Федерации (1987-2017 гг.) // Вопросы питания. 2018. Т. 87, № 4. С. 62-68. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2018-10043.

20. Коденцова В.М., Бекетова Н.А., Никитюк Д.Б., Тутельян В.А. Характеристика обеспеченности витаминами взрослого населения Российской Федерации // Профилактическая медицина. 2018. Т. 21, № 4. С. 32-37. DOI: https://doi.org/10.17116/profmed2018214322

21. Вильмс Е.А., Турчанинов Д.В., Юнацкая Т.А., Сохошко И.А. Оценка витаминной обеспеченности населения крупного административно-хозяйственного центра Западной Сибири // Гигиена и санитария. 2017. Т. 96, № 3. С. 277-280 DOI: https://doi.org/10.18821/0016-9900-2017-96-3-277-280

22. Bird J.K., MurphyR. A., Ciappio E.D., McBurney M. Risk of deficiency in multiple concurrent micronutrients in children and adults in the United States // Nutrients. 2017. Vol. 9, N 7. Article ID Е655. DOI: https://doi.org/10.3390/nu9070655

23. Вржесинская О.А., Коденцова В.М., Бекетова Н.А., Переверзева О.Г., Кошелева О.В. Экспериментальная модель алиментарного полигиповитаминоза разной степени глубины у крыс // Вопросы питания. 2012. Т. 81, № 2. С. 51-56.

24. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Бекетова Н.А., Кошелева О.В., Сокольников А.А. Эффективность разных доз витаминов для коррекции полигиповитаминоза у крыс // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2014. Т. 157, № 5. С. 626-629. DOI: https://doi.org/10.1007/s10517-014-2626-6

25. Itkonen S.T., Erkkola M., Lamberg-Allardt C.J. Vitamin D fortification of fluid milk products and their contribution to vitamin D intake and vitamin D status in observational studies - a review // Nutrients. 2018. Vol. 10, N 8. Article ID 1054. DOI: https://doi.org/10.3390/nu10081054

26. Жилинская Н.В., Громовых П.С. Фортификация пищевой продукции - глобальный тренд пищевой промышленности // Пищевая промышленность: наука и технологии. 2019. Т. 12, № 3 (45). С. 31-35.

27. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Рисник Д.В., Никитюк Д.Б., Тутельян В.А. Обеспеченность населения России микронутриентами и возможности ее коррекции. Состояние проблемы // Вопросы питания. 2017. Т. 86, № 4. С. 113-124. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2017-00067

28. Коденцова В.М., Вржесинская О.А. Витаминно-минеральные комплексы: соотношение доза-эффект // Вопросы питания. 2006. № 1. С. 30-39.

29. Shin H., Eo H., Lim Y. Similarities and differences between alpha-tocopherol and gamma-tocopherol in amelioration of inflammation, oxidative stress and pre-fibrosis in hyperglycemia induced acute kidney inflammation // Nutr. Res. Pract. 2016. Vol. 10, N 1. P. 33-41.

30. Вржесинская О.А., Коденцова В.М., Леоненко С.Н., Макарова С.Г., Ясаков Д.С., Ерешко О.А. и др. Влияние приема комплекса, содержащего 7 витаминов, на обеспеченность витаминами детей // Вопросы практической педиатрии. 2018. Т. 13, № 5. С. 45-51. DOI: https://doi.org/10.20953/1817-7646-2018-5-45-51

31. Feki M., Souissi M., Mokhtar E., Hsairi M., Kaabachi N., Antebi H. et al. Vitamin E and coronary heart disease in Tunisians // Clin. Chem. 2000. Vol. 46, N 9. Р. 1401-1405.

32. Oh C., Keats E.C., Bhutta Z.A. Vitamin and mineral supplementation during pregnancy on maternal, birth, child health and development outcomes in low-and middle-income countries: a systematic review and meta-analysis // Nutrients. 2020. Vol. 12, N 2. Article ID E491. DOI: https://doi.org/10.3390/nu12020491

33. Keats E.C., Haider B.A., Tam E., Bhutta Z.A. Multiplemicronutrient supplementation for women during pregnancy // Cochrane Database Syst. Rev. 2019. Vol. 3. DOI: https://doi.org/10.1002/14651858.CD004905.pub6

34. Громова О.А., Торшин И.Ю., Громов А.Н., Гришина Т.Р., Калачева А.Г., Керимкулова Н.В. и др. Интеллектуальный анализ данных по течению и исходу беременности: роли различных витаминно-минеральных комплексов // Медицинский алфавит. 2018. Т. 1, № 6. С. 10-23.

35. Comerford K.B. Recent developments in multivitamin/mineral research // Adv. Nutr. 2013. Vol. 4, N 6. P. 644-656.

36. Студеникин В.М., Спиричев В.Б., Самсонова Т.В., Маркеева В.Д. и др. Влияние дополнительной витаминизации на заболеваемость и когнитивные функции у детей // Вопросы детской диетологии. 2009. Т. 7, № 3. С. 32-37.

SCImago Journal & Country Rank
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»

Медицина сегодня
Московская урологическая школа.

Московская урологическая школа Урология - область медицинской науки, которая интенсивно развивается. Ежегодно появляются новые научные данные, обнародуются результаты исследований и разработок, меняются алгоритмы диагностики и лечения пациентов с теми или иными болезнями...

"120 лет кафедре оториноларингологии с клиникой ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова".

24-25 ноября 2020 г. состоится Юбилейная научно-практическая конференция с международным участием "120 лет кафедре оториноларингологии с клиникой ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова". Мероприятие, посвященное 120-летию со дня основания второй в России кафедры, пройдет в...

"Левитановские чтения" - 2020.

Всероссийская научно-практическая конференция "Левитановские чтения" - 2020 27-28 ноября 2020 г. состоится Всероссийская научно-практическая конференция "Левитановские чтения", посвященная различным аспектам организации медицинской помощи пациентам с язвенным колитом и...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»