Использование биологически активных добавок с антиоксидантными свойствами при физическом утомлении и для повышения работоспособности в спорте

Резюме

Цель обзора - анализ современных научных данных о биологически активных добавках к пище (БАД) с антиоксидантной активностью, рекомендуемых к использованию с целью повышения физической работоспособности у спортсменов при утомлении.

Материал и методы. Обзор публикаций проводился с использованием баз данных PubMed, Web of Science, Google Scholar, платформы eLibrary, Cyberleninka.

Результаты. Поддержание функционирования различных систем организма спортсмена на оптимальном уровне не представляется эффективным без применения БАД. В статье проанализированы зарубежные и отечественные научные исследования об эффективности использования БАД, включающих компоненты с антиоксидантной активностью, для отсрочивания наступления утомления и повышения работоспособности у спортсменов. Использование таких БАД диктуется необходимостью повышения антиоксидантной защиты организма, поддержания нормального функционирования ряда ферментов и предотвращения окислительного стресса. В обзоре обсуждается эффективность БАД, компонентами которых являются витамины Е, А, С; селен, янтарная и α-липоевая кислоты, коэнзим Q10, глутатион и другие природные источники антиоксидантов. Результаты анализа представленных в современной научной литературе данных свидетельствуют о необходимости проведения дополнительных исследований для получения достаточных доказательств эффективности использования ряда БАД с антиоксидантной активностью при физическом утомлении.

Заключение. Для отсрочивания утомления и повышения физической работоспособности в спорте целесообразно использование БАД с антиоксидантными свойствами с подтвержденной научными исследованиями эффективностью.

Ключевые слова:биологически активные добавки, утомление, физическая работоспособность, антиоксиданты, спортсмены

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования: Корнякова В.В., Бадтиева В.А., Баландин М.Ю. Использование биологически активных добавок с антиоксидантными свойствами при физическом утомлении и для повышения работоспособности в спорте // Вопросы питания. 2020. Т 89, № 3. С. 86-96. DOI: 10.24411/0042-8833-2020-10032

На сегодняшний день биологически активные добавки к пище (БАД) широко используются в питании человека в России и еще в большем масштабе за рубежом. Все большую актуальность приобретает использование БАД в рационе спортсменов для их более эффективного восстановления после физических нагрузок, - это демонстрируют отечественные и зарубежные исследования [1-3]. Актуальность использования БАД в дополнение к основному рациону питания обусловлена постоянно возрастающими по интенсивности физическими нагрузками в спорте высших достижений [4]. Опрос 348 профессиональных спортсменов 15-18 лет из Сербии, Германии, Японии и Хорватии показал, что 82,2% из них используют спортивные продукты и диетические добавки, при этом 60,6% респондентов составили лица мужского пола. Большее число опрошенных спортсменов употребляет белковые добавки - 54,5%. Основной причиной, мотивирующей спортсменов к использованию добавок, является повышение спортивных результатов - 35,4% анкетируемых [5]. Из 182 бразильских спортсменов, занимающихся различными видами спорта, 47% сообщили об употреблении БАД [6].

Очевидно, что без наращивания тренировочных нагрузок достижение высокого спортивного результата на сегодняшний день уже не представляется возможным. Физическое утомление, возникающее у профессиональных спортсменов и приводящее к снижению функциональной готовности, диктует необходимость включения БАД в рацион питания [7-9], что обусловлено неизбежностью решения ряда задач. Таковыми являются сохранение работоспособности спортсменов во время тренировок, повышение эффективности восстановительных процессов после нагрузок, отсрочивание наступления утомления. Помимо этого, применение определенных БАД целесообразно для улучшения функциональной подготовленности спортсменов в любом периоде тренировок, при сгонке массы тела, дегидратации, нарушении обменных процессов, снижении иммунитета, десинхронозе, для повышения адаптации [10-12].

Для поддержания должной функциональной готовности профессиональных спортсменов предлагаются БАД, включающие белок, пептиды [13-15], креатин [16, 17], карнитин [18, 19], углеводы, аминокислоты и другие компоненты [20, 21]. В частности к необходимым для поддержания функциональной готовности спортсмена веществам относятся макро- и микроэлементы, дефицит которых может привести не только к снижению работоспособности при выполнении физических нагрузок, но и к возникновению различных патологических состояний и травм [22-24]. При физических нагрузках особенно возрастает потребность в витаминах [25].

Среди множества БАД, применяемых для отсрочивания возникновения физического утомления и повышения работоспособности, особое место занимают добавки с антиоксидантной направленностью. Одним из ключевых биохимических механизмов, приводящих к развитию утомления вследствие интенсивных физических нагрузок, является развитие окислительного стресса, вызванное чрезмерным образованием активных форм кислорода и повышением интенсивности перекисного окисления липидов (ПОЛ), вследствие чего происходит повреждение структурных компонентов клеток. Ограничение процессов липопероксидации возможно благодаря эффективному функционированию системы антиоксидантной защиты, снижение эффективности которой является лимитирующим работоспособность фактором. Однако только эндогенных ресурсов антиоксидантов для поддержания системы антиоксидантной защиты организма недостаточно [26-28].

В связи с этим рассматривается возможность восстановления функционального состояния антиоксидантной системы при физическом утомлении за счет экзогенного поступления антиоксидантов. Механизмы протекторного влияния антиоксидантных добавок на физическую работоспособность могут быть обусловлены их корригирующим влиянием на различные звенья нарушенных интенсивными нагрузками метаболических процессов в организме. В частности, не исключается, что некоторые антиоксиданты могут обладать энерготропным эффектом, который является следствием торможения ими ПОЛ, что является фактором, способствующим сохранению целостности мембран клеток. Это представляется важным, учитывая тот факт, что недостаточное энергообеспечение при физических нагрузках может быть следствием нарушений экспрессии генетических маркеров митохондриального биогенеза [26]. Поступление некоторых энерготропных средств в условиях гипоксии, развившейся вследствие физических нагрузок, может способствовать восполнению пуриновых мононуклеотидов и ограничению ксантиноксидазной активности, что является фактором, лимитирующим чрезмерную генерацию активных форм кислорода и их мембраноповреждающее действие [29].

Защитный эффект антиоксидантов может реализовываться как за счет обезвреживания образующихся активных форм кислорода и азота, так и путем прерывания цепи генерации свободных радикалов и нейтрализации гидроперекисей липидов. Использование антиоксидантов, осуществляющих свое действие на этих принципах, приводит к ингибированию свободнорадикальных процессов и снижению содержания продуктов липопероксидации, что способствует мембраностабилизирующему действию и предотвращению апоптоза клеток, - в отношении последнего эффективно, например, использование ингибиторов каспазы. Обезвреживание гидроперекисей липидов, образующихся вследствие активации свободнорадикального окисления, и поддержание должного окислительно-восстановительного баланса возможно при условии повышения активности глутатионзависимых ферментов и восполнения фонда глутатиона, а также поддержания соотношения восстановленного и окисленного глутатиона. Последнее крайне важно для сохранения стуктурно-функционального состояния эритроцитов и кислородтранспортной функции крови. Коррекция нарушений окислительно-восстановительного баланса позволит предотвратить повреждение белков, липидов, ДНК и сохранить их функции [30-32].

Поддержание соотношения прооксиданты/антиоксиданты обуславливает стабилизацию мембран лизосом, способствуя торможению протеолиза, уменьшению эндогенной интоксикации и предотвращению апоптоза, ибо сигнальную роль в запуске последнего играют ферменты лизосом, в частности катепсины [33]. Ограничение апоптоза возможно также за счет активации защиты генома, учитывая тот факт, что его повреждение может быть обусловлено снижением содержания восстановленного глутатиона в ядре клетки [34].

Имеется значительное количество публикаций, научно обосновывающих необходимость сохранения баланса в системе антиоксиданты/прооксиданты и ингибирования процессов ПОЛ при интенсивных физических нагрузках в спорте [35-37]. Дефицит антиоксидантов может привести не только к возникновению утомления, но и спровоцировать повреждение мышц у интенсивно тренирующихся спортсменов, а также быть причиной развития различных патологических изменений в организме, в частности дефицит а-токоферола (витамин Е) может способствовать гемолизу эритроцитов [38, 39]. Следовательно, в периоды спортивных тренировок, отличающихся интенсивными нагрузками, особенно необходим прием БАД, содержащих различные антиоксиданты. Повышение функционального состояния антиоксидантной системы организма спортсменов с целью сохранения физической работоспособности и отсрочивания наступления утомления представляется возможным при экзогенном поступлении витаминов С и Е, флавоноидов, восстановленных тиолов, β-каротина, коэнзима Q10, селена, α-липоевой кислоты, глутатиона и его предшественников и других антиоксидантов [40, 41].

Тем не менее эффективность ряда антиоксидантов для снижения утомления в периоды интенсивных тренировочных нагрузок не подтверждена достаточным количеством научных исследований. В частности, имеются исследования, доказывающие, что антиоксиданты снижают биохимические показатели окислительного стресса во время физической нагрузки, но не отсрочивают возникновение утомления [42]. В связи с этим представляется актуальным анализ результатов научных исследований, отражающих эффективность применения БАД с антиоксидантной направленностью. Достаточно широко в научных работах представлено обсуждение использования добавок, включающих витамины и селен.

Особое преимущество отдается насыщению рациона питания спортсменов витамином Е. При непосредственном участии витамина Е происходит транспорт электронов по дыхательной цепи в митохондриях, функционирование ряда ферментов, за счет антиоксидантных свойств осуществляется обезвреживание активных форм кислорода. Суточная потребность взрослого человека в витамине Е составляет 15 мг, однако для спортсменов, испытывающих интенсивные нагрузки и окислительный стресс, этого недостаточно. В частности, было показано, что интенсивность окислительного стресса снижалась после однократного употребления спортсменами-гребцами витамина Е в дозе 1000 мг [43]. В данном исследовании отмечено, что после преодоления дистанции 2000 м у спортсменов, принимавших такую добавку, соотношение продуктов ПОЛ к суммарной активности антиоксидантных ферментов (супероксиддисмутазы, каталазы и глутатионпероксидазы) значительно ниже, чем в группе обследованных, принимавших рыбий жир (однократно) в качестве плацебо [43]. Хотя в вышеописанном исследовании и в результатах работы S. Sumida и соавт. (1989) доказано, что поступление экзогенного витамина Е при физических нагрузках ингибирует ПОЛ и уменьшает концентрацию малонового диальдегида в крови [44], некоторые исследования это не подтверждают [45].

Большей эффективностью при физических нагрузках обладают комплексные препараты, включающие наряду с витамином Е и другие антиоксиданты, а также макро-и микроэлементы. В исследовании с участием спортсменок-волейболисток показано, что прием антиоксидантной добавки в виде коктейля, содержащего 300 мг витамина Е, 200 мг витамина С, 45 мг глюконата цинка и 100 мкг селена в течение 6 нед предсоревновательного периода тренировок, предотвращал истощение антиоксидантной защиты организма, прослеживаемое по повышению активности супероксиддисмутазы и ослаблению повреждающего действия активных кислородных метаболитов, выраженному в снижении параметров окислительного стресса [46]. Очевидно, что в данном исследовании добавки антиоксидантов в несколько раз превышают суточную потребность в них (витамина С для взрослого человека - 60-90 мг, селена - 55 мкг для женщин и 75 мкг для мужчин, а цинка - 12 мг).

Результаты двойного слепого исследования на спортсменах-триатлонистах, испытывающих интенсивные физические нагрузки и принимающих БАД, содержащую комплекс антиоксидантов и включающую 150 мкг селена, 120 мг аскорбиновой кислоты, 20 мг α-токоферола сукцината, продемонстрировали повышение активности Cu-, Zn-супероксиддисмутазы в эритроцитах (р<0,05) и снижение активности МВ-креатинкиназы, что указывает на сохранение должного функционирования антиоксидантной системы и уменьшение мышечного повреждения, являющихся факторами сохранения работоспособности и снижения степени утомления [47].

Эффективным антиоксидантом из группы каротиноидов является астаксантин. Он не только уменьшает накопление лактата в мышцах, а следовательно, снижает степень выраженности ацидоза, что ограничивает процессы свободнорадикального окисления, но и повышает содержание глутатиона, защищая клеточные мембраны от активных форм кислорода. Длительный прием (в течение нескольких месяцев) 4 мг/сут астаксантина (оптимальная рекомендуемая доза - 2-4 мг/сут) повышает физическую работоспособность и переносимость интенсивных физических нагрузок у квалифицированных спортсменов [48].

Эффективность потребления селена в отношении сохранения работоспособности при физических нагрузках обусловлена рядом факторов: этот эссенциальный микроэлемент участвует в окислительно-восстановительных реакциях, входит в структуру ряда гормонов и ферментов: йодтирониндейодиназы, тиоредоксинредуктазы, селенофосфатсинтетазы, глутатионпероксидазы, метионинсульфоксидредуктазы и др. Нарушение функционирования селенопротеинов приводит к развитию окислительного стресса. Дефицит селена может негативно отразиться на активности тиреоидных гормонов, а также способствует усилению воспалительных процессов, вследствие чего работоспособность спортсмена значительно снижается, быстрее возникает утомление в процессе тренировочной деятельности [27, 49].

Спортсмены в периоды интенсивных тренировочных нагрузок испытывают большую потребность в селене. В исследовании с участием профессиональных легкоатлетов, специализирующихся в беге на средние и длинные дистанции, показано, что бег на беговой дорожке до полного изнеможения, начиная со скорости 10 км/ч с последующим увеличением на 1 км/ч каждые 400 м приводит к снижению концентрации селена в крови, определяемой по окончании тестирования (р=0,004) [50]. Недостаток селена у спортсменов может способствовать повреждению клеточных мембран, нарушению метаболизма аминокислот, дефициту макроэргических соединений [51-53].

Однако результаты научных исследований не позволяют однозначно заявлять только о благоприятном влиянии селена на метаболические процессы и физическую работоспособность при тренировочных нагрузках у профессиональных спортсменов. В двойном слепом исследовании на добровольцах мужского пола было показано, что прием селена в виде селенометионина в дозе 180 мг в течение 10 нед тренировок на выносливость способствовал повышению базального уровня глутатионпероксидазы в плазме крови, но не повысил физическую работоспособность [54]. В другом двойном слепом исследовании оценивали изменение уровня лактата у велосипедистов после длительной физической нагрузки на фоне применения добавки селенита натрия 200 мкг/сут либо цинк-селеновой добавки (200 мкг/сут селенита и 30 мг/сут сульфата цинка) в течение 4 нед. Как известно, по такому показателю, как концентрация лактата, можно достоверно судить об уровне физической нагрузки и ее переносимости. Снижение концентрации этого показателя в крови давало бы основания говорить об энерготропном действии селена и повышении резистентности спортсменов к возрастающим физическим нагрузкам. В данном исследовании не установлено статистически значимого влияния применяемой добавки на уровень лактата в крови в состоянии покоя и после тестирования как в группе спортсменов, принимавших только селен, так и у потреблявших цинк-селеновую добавку. Авторы связывают это с достаточной обеспеченностью селеном рациона питания велосипедистов [55]. Вместе с тем надо учитывать, что дефицит или избыток селена может усугубить индуцированный интенсивными физическими нагрузками окислительный стресс [54, 56, 57].

В литературе описываются исследования БАД, применяемых для повышения работоспособности, включающих янтарную кислоту. Обоснованность этих исследований обусловлена тем, что янтарная кислота наряду с антиоксидантным действием обладает еще и энерготропным эффектом. Квалифицированные спортсмены-борцы в возрасте от 17 лет до 21 года в течение 7 дней предельных физических нагрузок принимали добавку, содержащую в одной капсуле 177 мг янтарной кислоты и 323 мг яблочной кислоты. Необходимо отметить, что адекватный уровень потребления янтарной кислоты составляет 200 мг, а суточная норма потребления индивидуально яблочной кислоты не установлена. Схема приема добавки в исследовании включала прием 2 капсул сразу после тренировки, в последующем - через 1 и 2 ч, по завершении тренировки - по 1 капсуле, в выходной день - по 1 капсуле 4 раза в день. По завершении курса приема добавки было отмечено увеличение коэффициента специальной выносливости на 4,05% и снижение коэффициента восстановления на 3,79% (р<0,05). Повышение работоспособности борцов связывают с антиоксидантным свойством добавки, что подтверждается снижением содержания малонового диальдегида на 12,9% в крови после завершения курса приема добавки. В группе контроля, спортсмены которой потребляли плацебо, снижения концентрации малонового диальдегида не произошло [58].

В другом исследовании профессиональные спортсмены-легкоатлеты принимали добавку янтарной кислоты в течение 2 нед перед соревнованиями ежедневно по 2 капсулы 3 раза в день (содержание в одной капсуле - 0,75 г). Для повышения биодоступности янтарной кислоты в состав данной добавки включены также витамины В1, В6, аргинин и глютаминовая кислота. После курса приема добавки у спортсменов повысилась эффективность антиоксидантной защиты, на что указывают снижение содержания малонового диальдегида (на 13,7%, р<0,05) и повышение уровня глутатиона (на 33,3%, р<0,05) в эритроцитах по сравнению с контролем [59].

Одним из эффективных средств поддержания функциональной активности антиоксидантной системы и снижения проявления утомления при физических нагрузках является α-липоевая кислота. Она участвует в окислительном декарбоксилировании пировиноградной кислоты и α-кетокислот, метаболизме витамина С и токоферола, синтезе убихинона. Одним из наиболее значимых в плане обезвреживания активных форм кислорода свойств α-липоевой кислоты является способность стимулировать выработку эндогенного глутатиона, являющегося неферментативным звеном антиоксидантной системы. Адекватным суточным потреблением α-липоевой кислоты является доза 30 мг.

В эксперименте на мышах было показано, что применение добавки α-липоевой кислоты приводит к уменьшению маркеров окислительного стресса у животных, подвергнутых принудительному плаванию с грузом 10% до истощения [60]. Защитный эффект этого витаминоподобного вещества, обусловленный снижением степени окислительных повреждений, подтвержден также повышением в эритроцитах содержания глутатиона и активности глутатионпероксидазы у спортсменов, испытывающих силовые нагрузки [61]. В такой же дозе α-липоевая кислота была применена у квалифицированных спортсменов-баскетболистов и гребцов, которые принимали ее в течение 3 нед. В результате приема у спортсменов были отмечены повышение физической работоспособности, нормализация вегетативного и сосудистого тонуса [62].

Коэнзим Q10 - липофильный антиоксидант, эффективность применения которого для повышения физической работоспособности широко обсуждается в научных исследованиях. Он встраивается в структуру липопротеинов, защищая их от окислительного стресса, нейтрализует свободные радикалы и обеспечивает мембраностабилизирующее действие. Также известно, что коэнзим Q10 восстанавливает окисленную форму витамина Е и участвует в процессах окислительного фосфорилирования. Адекватный уровень суточного потребления коэнзима Q10 для взрослого человека составляет 30 мг/сут. При физических нагрузках требуются гораздо большие дозы этого антиоксиданта. Опубликовано много результатов научных исследований, обсуждающих возможную эффективность коэнзима Q10 при физическом утомлении у спортсменов, однако они не позволяют сделать однозначного заключения о протекторном действии этого антиоксиданта. Например, продемонстрировано, что однократный прием коэнзима Q10 в дозе 200 мг либо поступление этого антиоксиданта в этой же дозе в течение 2 нед не оказывало влияния на время наступления утомления в тесте с аэробной физической нагрузкой [63]. В другом исследовании с участием здоровых добровольцев было отмечено, что пероральный прием коэнзима Q10 в дозе 300 мг в течение 8 сут уменьшал субъективное ощущение усталости после велоэргометрической нагрузки, определяемое по визуальной аналоговой шкале, и повышал физическую работоспособность во время тестирования, а в дозе 100 мг антиоксидант не оказывал такого влияния [64].

Потребление 300 мг/сут коэнзима Q10 в течение 4 нед не позволило нивелировать проявление окислительного стресса, оцениваемого по содержанию малонового диальдегида в крови, а также не повысило физическую работоспособность при выполнении анаэробной нагрузки в повторных циклических спринт-тестах на беговой дорожке у тренированных добровольцев, несмотря на повышение уровня этого антиоксиданта в крови [65]. Не во всех исследованиях подтверждается антиокислительное влияние коэнзима Q10. В частности, прием добровольцами (мужчинами от 19 до 44 лет) 90 мг/сут этого антиоксиданта (максимальная разрешенная в Российской Федерации доза коэнзима Q10) в течение 8 нед не вызвал изменения показателей окислительного стресса (концентрация гипоксантина, мочевой кислоты), активности креатинкиназы и лактата при интенсивных физических нагрузках до утомления и не повлиял на физическую работоспособность и максимальное потребление кислорода [66]. Очевидно, противоречивые данные о влиянии коэнзима Q10 на обеспеченность организма этим микронутриентом и функциональное состояние обследуемых обусловлены не только разными дозами и схемами применения антиоксиданта и отличием используемого протокола исследования, но и различным контингентом лиц, участвующих в исследовании.

Как известно, глутатион является ключевым неферментативным компонентом антиоксидантной системы, участвующим в обезвреживании активных кислородных метаболитов, поэтому поддержание его уровня в крови спортсменов особенно важно в условиях интенсивных физических нагрузок для сохранения работоспособности. В связи с этим была предложена коррекция состояния антиоксидантной системы спортсменов за счет восполнения тиолдисульфидного звена [67]. Спортсмены-дзюдоисты были распределены на 2 группы: участники 1-й группы принимали комплекс, включавший 2 таблетки глутаминовой кислоты, по 1 таблетке ацетилцистеина и глицина, а 2-й - 2 таблетки метионина, 1 таблетку глицина и 1 капсулу аргинина. Спортсмены принимали данные комплексы в течение 3 нед. По завершении курса приема метаболических комплексов в обеих группах обследуемых выявлено более высокое содержание в крови общего и восстановленного глутатиона по сравнению со спортсменами, принимавшими плацебо. Повышение уровня глутатиона было более значительным в 1-й группе спортсменов [67], что свидетельствует об эффективности применения тиоловых антиоксидантов.

Природные источники антиоксидантов также можно рассматривать как потенциально эффективные средства для восстановления антиоксидантной защиты при физических нагрузках и для снижения степени проявления утомления. В двойном слепом рандомизированном плацебо контролируемом исследовании показано, что прием спортсменами в течение 4 нед 500 мг экстракта цитрусовых флавоноидов повышал итоговую мощность при тестировании на велоэргометре на 5% (против 1,3% в группе плацебо). Анализ результатов исследования показал, что после курса приема добавки по итогам тестирования статистически значимо снизилось отношение потребления кислорода к мощности в отличие от принимавших плацебо [68]. Беталаины и фенолы свекольного сока являются мощными антиоксидантами, снижающими генерацию активных форм кислорода и повышающими функциональное состояние спортсменов при длительном применении [69, 70].

Употребление экстракта лимонной вербены, источника флавоноидов (содержание полифенолов ~18%), в дозе 400 мг ежедневно в течение 15 сут способствовало сохранению мышечной силы после тренировок, отсрочивало наступление утомления и сокращало восстановительный период после нагрузки [71], что обусловлено, по-видимому, антиоксидантными свойствами добавки. Еще одним эффективным в плане повышения физической работоспособности природным адаптагеном является лимонник китайский. В исследовании на спортсменах-тяжелоатлетах установлено, что прием экстракта плодов лимонника китайского (по 25 капель 2 раза в день) в течение 2 нед сопровождался торможением процессов ПОЛ и увеличением содержания восстановленного глутатиона в эритроцитах, обусловливая снижение прооксидантно-антиоксидантного коэффициента, что коррелировало с повышением физической работоспособности в тестовых упражнениях (р<0,05) [72].

Особую популярность в современных научных работах набирают исследования о влиянии полифенолов - биологически активных соединений, синтезируемых растениями, на работоспособность спортсменов и ограничение окислительного стресса, проявление которого связывают с возникновением утомления, нефункционального перенапряжения и перетренированности. Однако на сегодняшний день опубликованные результаты исследований не позволяют однозначно утверждать об эффективности полифенолов для повышения физической работоспособности, в том числе за счет их антиоксидантных свойств, у профессиональных спортсменов [73, 74]. Существует большое разнообразие полифенолов, наиболее изучен кверцетин. Метаанализ 7 научных исследований с использованием кверцетина выявил повышение производительности в спорте на 2,82% [75]. Для ограничения окислительного стресса у спортсменов эффективно применение сочетания кверцетина и ресвератрола. В двойном слепом исследовании показано, что прием добавки, включающей 120 мг ресвератрола и 225 мг кверцетина, в течение 6 дней и в 7-й (заключительный) день исследования непосредственно перед тренировкой в двойной дозе сопровождался снижением интенсивности ПОЛ [76].

Заключение

Достижение спортсменом оптимальной физической готовности, учитывая возрастающую с каждым годом интенсивность тренировочных нагрузок, - сложная многофакторная задача, решение которой не представляется возможным без полноценного медико-биологического обеспечения спортивной деятельности, одной из задач которого является научно обоснованный выбор необходимых для сохранения работоспособности БАД. Это диктуется в том числе потребностью восполнения необходимых для эффективной тренировочной деятельности пищевых веществ, в том числе белка, углеводов, микронутриентов, включая витамины, макро-и микроэлементы, прочих необходимых для полноценного метаболизма компонентов. Поиску эффективных БАД с антиоксидантной направленностью для отсрочивания утомления в профессиональном спорте посвящено большое количество отечественных и зарубежных исследований. Доказано, что прием определенного спектра добавок, обладающих антиоксидантными свойствами, обоснован для ограничения проявлений окислительного стресса, вызванного физическими нагрузками, с целью повышения работоспособности в спорте. Необходимо отметить, что в отношении некоторых БАД с антиоксидантной активностью научных данных, подтверждающих их эффективность при физическом утомлении, недостаточно, что ограничивает применение этих добавок в спортивной практике. Не для всех добавок с антиоксидантной направленностью и доказанной эффективностью в плане снижения утомления и повышения работоспособности даны четкие рекомендации для доз и схем применения.

Литература

1. Рылова Н.В., Биктимирова А.А., Самойлов А.С. и др. Энерготропные препараты в детской спортивной медицине. Научный обзор // Профилактическая и клиническая медицина. 2014. № 4 (53). С. 132-140.

2. Larson-Meyer D.E., Willis K.S. Vitamin D and athletes // Curr. Sports Med. Rep. 2010. Vol. 9. Р. 220-226. DOI: 10.1249/JSR.0b013e3181e7dd45.

3. Kerksick С.М., Arent S., Brad J. Schoenfeld B.J. et al. International society of sports nutrition position stand: nutrient timing // J. Int. Soc. Sports Nutr. 2017. Vol. 14. P. 33. DOI: 10.1186/s12970-017-0189-4.

4. Maughan R.J., Burke L.M., Dvorak J. et al. IOC consensus statement: dietary supplements and the high-performance athlete // Br. J. Sports Med. 2018. Vol. 52, N 7. P. 439-455. URL: http://dx.doi.org/10.1136/bjsports-2018-099027.

5. Jovanov P., Đorđić V., Obradović B. et al. Prevalence, knowledge and attitudes towards using sports supplements among young athletes // J. Int. Soc. Sports Nutr. 2019. Vol. 16, N 1. Р. 16-27. DOI: 10.1186/s12970-019-0294-7.

6. Nabuco H.C.G., Rodrigues V.B., De Barros W.M. et al. Use of dietary supplements among Brazilian athletes // Rev. Nutr. (Campinas). 2017. Vol. 30, N 2. P. 163-173. DOI: 10.1590/1678-98652017000200002.

7. Kerksick С.M., Colin D. Wilborn С.D., Roberts M.D. et al. ISSN exercise & sports nutrition review update: research and recommendations // J. Int. Soc. Sports Nutr. 2018. Vol. 15, N 1. Р. 15-38. DOI: 10.1186/s12970-018-0242-y.

8. Гаврилова Е.А. Биологически активные добавки в системе подготовки сборных команд в хоккее с шайбой // Спортивная медицина: наука и практика. 2015. № 1. С. 52-60.

9. Орджоникидзе З.Г., Павлов В.И. Влияние напитка на основе королевского кокоса ("King Coconut") на физическую работоспособность спортсменов // Лечебная физкультура и спортивная медицина. 2017. № 4 (142). С. 53-57.

10. Hackney A.C. Clinical management of immuno-suppression in athletes associated with exercise training: sports medicine considerations // Acta Med. Iran. 2013. Vol. 51, N 11. Р. 751-756.

11. Hector A.J., Phillips S.M. Protein recommendations for weight loss in elite athletes: a focus on body composition and performance // Int. J. Sport Nutr. Exerc. Metab. 2018. Vol. 28, N 2. Р. 170-177. DOI: 10.1123/ijsnem.2017-0273.

12. Elsawy G., Abdelrahman O., Hamza A. Effect of choline supplementation on rapid weight loss and biochemical variables among female taekwondo and judo athletes // J. Hum. Kinet. 2014. Vol. 40, N 1. Р. 77-82. DOI: 10.2478/hukin-2014-0009.

13. Hamarsland H., Nordengen A.L., Nyvik Aas S. et al. Native whey protein with high levels of leucine results in similar post-exercise muscular anabolic responses as regular whey protein: a randomized controlled trial // J. Int. Soc. Sports Nutr. 2017. Vol. 14. P. 43. DOI: 10.1186/s12970-017-0202-y.

14. Ives S.J., Bloom S., Matias A. et al. Effects of a combined protein and antioxidant supplement on recovery of muscle function and soreness following eccentric exercise // J. Int. Soc. Sports Nutr. 2017. Vol. 14, N 1. P. 21. DOI: 10.1186/s12970-017-0179-6.

15. Пушкина Т.А., Попова Т.С., Жолинский А.В. и др. Пептиды L-глутамина как средство ускоренной регидратации при интенсивных физических нагрузках у спортсменов // Спортивная медицина: наука и практика. 2017. № 2 (7). С. 52-60.

16. Lanhers C., Pereira B., Naughton G. et al. Creatine supplementation and upper limb strength performance: a systematic review and meta-analysis // Sports Med. 2017. Vol. 47. P. 163-173. DOI: 10.1007/s40279-016-0571-4.

17. Ateş O., Keskin B., Bayraktar B. The effect of acute creatine supplementation on fatigue and anaerobic performance // Centr. Eur. J. Sport Sci. Med. 2017. Vol. 19, N 3. Р. 85-92. DOI: 10.18276/cej.2017.3-08.

18. Kashef M., Saei M.A. Acute effect of L-carnitine supplements on lactate, glucose, saturated oxygen and VO2max Variations in young males // Int. J. Basic Sci. Med. 2017. Vol. 2, N 1. P. 46-51. DOI: 10.15171/ijbsm.2017.10.

19. Arazi Н., Mehrtash М. Effect of acute L-carnitine supplementation on blood lactate, glucose, aerobic and anaerobic performance in elite male artistic cymnasts // Baltic J. Sport Health Sci. 2017. Vol. 1, N 104. P. 2-7. DOI: 10.33607/bjshs.v1i104.9.

20. Kowsari Е., Moosavi Z.A., Rahimi A. et al. The effect of short-term taurine amino acid supplement on neuromuscular fatigue, serum lactate level and choice reaction time after maximal athletic performance // J. Res. Med. Dent. Sci. 2018. Vol. 6, N 1. Р. 358-364.

21. Трушина Э.Н., Выборнов В.Д., Ригер Н.А. и др. Иммуномодулирующие эффекты использования L-карнитина и коэнзима Q10 в питании спортсменов-юниоров // Вопросы питания. 2019. Т. 88, № 2. С. 40-49.

22. Троегубова Н.А., Рылова Н.В., Самойлов А.С. Микронутриенты в питании спортсменов // Практическая медицина. 2014. № 1 (77). С. 46-49.

23. Ключников С.О., Кравчук Д.А., Оганнисян М.Г. Остеопороз у детей и его актуальность для детской спортивной медицины // Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2017. № 62 (3). С. 112-120.

24. Beis L.Y., Willkomm L., Ross R. et al. Food and macronutrient intake of elite Ethiopian distance runners // J. Int. Soc. Sports Nutr. 2011. Vol. 8, N 1. P. 7. DOI: 10.1186/1550-2783-8-7.

25. Thomas D.T., Erdman K.A., Burke L.M. American college of sports medicine joint position statement Nutrition and athletic performance // Med. Sci. Sports Exerc. 2016. Vol. 48. Р. 543-568. DOI: 10.1249/MSS.0b013e31890eb86.

26. Гунина Л.М. Механизмы влияния антиоксидантов при физических нагрузках // Наука в Олимпийском спорте. 2016. № 1. С. 25-32.

27. Baltaci A.K., Mogulkoc R., Akil M., Bicer M. Selenium: Its metabolism and relation to exercise // Pak. J. Pharm. Sci. 2016. Vol. 29, N 5. Р. 1719-1725.

28. Falone S., Mirabilio А., Passerini А. et al. Aerobic performance and antioxidant protection in runners // Int. J. Sports Med. 2009. Vol. 30, N 11. Р. 782-788. DOI: 10.1055/s-0029-1233464.

29. Hellsten Y., Skadhauge L., Bangsbo J. Effect of ribose supplementation on resynthesis of adenine nucleotides after intense intermittent training in humans // Am. J. Physiol. Regul. Integr. Comp. Physiol. 2004. Vol. 286, N 1. P. 182-188. DOI: 10.1152/ajpregu.00286.2003.

30. Янькова В.И., Кнышова В.В., Ланкин В.З. Механизмы коррекции окислительногостресса антиоксидантами из морских гидробионтов при алиментарныхдислипидемиях // Сибирский научный медицинский журнал. 2010. Т. 30, № 1. С. 64-69.

31. Kerksick C.М., Zuhl М.N. Mechanisms of oxidative damage and their impact on contracting muscle // Antioxidants in Sport Nutrition / ed. M. Lamprecht. Boca Raton, FL : CRC Press; Taylor and Francis, 2015. Ch. 1. DOI: 10.1201/b17442-2.

32. Powers S.K., Nelson W.B., Hudson M.B. Exercise-induced oxidative stress in humans: cause and consequences // Free Radic. Biol. Med. 2011. Vol. 51, N 5. Р. 942-950. DOI: 10.1016/j.freeradbiomed.2010.12.009.

33. Яровая Г.А., Нешкова Е.А., Мартынова Е.А., Блохина Т.Б. Роль протеолитическихферментов в контроле различных стадий апоптоза // Лабораторная медицина. 2011. № 11. С. 39-52.

34. Кулинский В.И., Колесниченко Л.С. Глутатион ядра клетки и его функции // Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии. 2010. № 5. С. 3-5.

35. Johnson B.D., Padilla J., Wallace J.P. The exercise dose affects oxidative stress and brachial artery flow-mediated dilation in trained men // Eur. J. Appl. Physiol. 2012. Vol. 112, N 1. Р. 33-42. DOI: 10.1007/s00421-011-1946-8.

36. Turner J.E., Hodges N.J., Bosch J. A. et al. Prolonged depletion of antioxidant capacity after ultraendurance exercise // Med. Sci. Sports Exerc. 2011. Vol. 431, N 9. Р. 1770-1776. DOI: 10.1249/MSS.0b013e31821240bb.

37. Pialoux V., Brugniaux J.V., Rock E. et al. Antioxidant status of elite athletes remains impaired 2 weeks after a simulated altitude training camp // Eur. J. Nutr. 2010. Vol. 49, N 5. P. 285-292. DOI: 10.1007/s00394-009-0085-z.

38. Stear S.J, Burke L.M, Castell L.M. BJSM reviews: A-Z of nutritional supplements: dietary supplements, sports nutrition foods and ergogenic aids for health and performance Part 3 // Br. J. Sports Med. 2009. Vol. 43, N 12. Р. 890-892. DOI: 10.1136/bjsm.2009.065417.

39. Tomten S.E., Høstmark A.T. Serum vitamin E concentration and osmotic fragility in female long-distance runners // J. Sports Sci. 2009. Vol. 27. P. 69-76. DOI: 10.1080/02640410802448756.

40. Земцова И., Станкевич Л. Роль тиоловых соединений в поддержании окислительного гомеостаза в процессе спортивной подготовки // Наука в олимпийском спорте. 2015. № 2. С. 37-44.

41. Morrison D., Hughes J., Della Gatta P.A. et al. Vitamin c and e supplementation prevents some of the cellular adaptations to endurance-training in humans // Free Radic. Biol. Med. 2015. Vol. 89. Р. 852-862. DOI: 10.1016/j.freeradbiomed.2015.10.412.

42. Ferreira L.F., Reid M.B. Muscle-derived ROS and thiol regulation in muscle fatigue // J. Appl. Physiol. 2008. Vol. 104, N 3. P. 853-860.

43. Zembron-Lacny A, Szyszka K, Sobanska B, Pakula R. Prooxidant-antioxidant equilibrium in rowers: effect of a single dose of vitamin E // J. Sports Med. Phys. Fitness. 2006. Vol. 46, N 2. Р. 257-264.

44. Sumida S., Tanaka K., Kitao H., Nakadomo F. Exercise-induced lipid peroxidation and leakage of enzymes before and after vitamin E supplementation // Int. J. Biochem. 1989. Vol. 21. P. 835-838. DOI: 10.1016/0020-711x(89)90280-2.

45. Viitala Р., Newhouse I.J. Vitamin E supplementation, exercise and lipid peroxidation in human participants // Eur. J. Appl. Physiol. 2004. Vol. 93. P. 108-115. DOI: 10.1007/s00421-004-1178-2.

46. Martinović J., Dopsaj V., Kotur-Stevuljević J. et al. Oxidative stress biomarker monitoring in elite women volleyball athletes during a 6-week training period // J. Strength Cond. Res. 2011. Vol. 25, N 5. Р. 1360-1367. DOI: 10.1519/JSC.0b013e3181d85a7f.

47. Palazzetti S., Rousseau A.S., Richard M.J., Favier A., Margaritis I. Antioxidant supplementation preserves antioxidant response in physical training and low antioxidant intake // Br. J. Nutr. 2004. Vol. 91, N 1. Р. 91-100. DOI: 10.1079/BJN20031027.

48. Baralic I., Andjelkovic M., Djordjevic B., Dikic N.N., Suzin-Zivkovic V., Radojevic-Skodric S. et al. Effect of astaxanthin supplementation on salivary IgA, oxidative stress, and inflammation in young soccer players // Evid. Based Complement. Alternat. Med. 2015. Vol. 2015. Article ID 783761. DOI: 10.1155/2015/783761.

49. Скальный А.В., Зайцева И.П., Тиньков А.А. Микроэлементы и спорт. Персонализированная коррекция элементного статуса спортсменов: монография. Москва : Спорт, 2018. 288 с.

50. Maynar M., Muñoz D., Alves J., Barrientos G., Grijota F.J., Robles М.С. et al. Influence of an acute exercise until exhaustion on serum and urinary concentrations of molybdenum, selenium, and zinc in athletes // Biol. Trace Elem. Res. 2018. Vol. 186, N 2. P. 361-369. URL: https://doi.org/10.1007/s12011-018-1327-9.

51. Boitani C., Puglisi R. Selenium, a key element in spermatogenesis and male fertility // Adv. Exp. Med. Biol. 2008. Vol. 636. Р. 65-73. DOI: 10.1007/978-0-387-09597-4_4.

52. Duntas L. H. Selenium and the thyroid: a close-knit connection // J. Clin. Endocrinol. Metab. 2010. Vol. 95, N 12. P. 5180-5188. DOI: 10.1210/jc.2010-0191.

53. Carlson B.A., Schweizer U., Perella C. The selenocysteine tRNA STAF-binding region is essential for adequate selenocysteine tRNA status, selenoprotein expression and early age survival of mice // Biochem. J. 2009. Vol. 418, N 1. P. 61-71. DOI: 10.1042/BJ20081304.

54. Tessier F., Margaritis I., Richard M.J., Moynot C., Marconnet P. Selenium and training effects on the glutathione system and aerobic performance // Med. Sci. Sports Exerc. 1995. Vol. 27, N 3. Р. 390-396.

55. Shafiei-Neek L., Gaeini A.A., Choobineh S. Effect of zinc and selenium supplementation on serum testosterone and plasma lactate in cyclist after an exhaustive exercise bout // Biol. Trace Elem. Res. 2011. Vol. 144, N 1-3. Р. 454-462. DOI: 10.1007/s12011-011-9138-2.

56. Sun H-J., Rathinasabapathi B., Wu B., Luo J., Pu L-P., Ma L.Q. Arsenic and selenium toxicity and their interactive effects in humans // Environ. Int. 2014. Vol. 69. Р. 148-158. DOI: 10.1016/j.envint.2014.04.019.

57. Savory L.A., Kerr C.J., Whiting P., Finer N., McEneny J., Ashton T. Selenium supplementation and exercise: effect on oxidant stress in overweight adults // Obesity. 2012. Vol. 20. Р. 794-801. DOI: 10.1038/oby.2011.83.

58. Сазонов В., Земцова И. Эффективность применения диетической добавки "Антилактат" и препарата "Алактон" как средств коррекции процессов восстановления у квалифицированных борцов // Наука в олимпийском спорте. 2018. № 1. С. 47-53.

59. Гунина Л.М. Обоснование применения диетической добавки "ЯнтарИн-Спорт" в практике подготовки спортсменов высокой квалификации // Наука в олимпийском спорте. 2011. № 1. С. 60-65.

60. Portari G.V., Macêdo de Moraes R.C., Deminice R., Orsatti F. L., Merino S. Effects of the supplementation with alpha-lipoic acid on muscular antioxidant biomarkers of trained mice // Medical Express (Sao Paulo, online). 2017. Vol. 4, N 1. Article ID M170105. DOI: 10.5935/MedicalExpress. 2017.01.05.

61. Zembron-Lachy А., Slowinska-Lisowska M., Szygula Z., Witkowski K., Stefaniak T., Dziubek W. Assessment of the antioxidant effectiveness of alpha-lipoic acid in healthy men exposed to muscle-damaging exercise // J. Physiol. Pharmacol. 2009. Vol. 60, N 2. Р. 139-143.

62. Ященко А.Г., Лысенко Е.Н. , Жовтяк В.Н., Майданюк Е.В., Кайс Найрат. Влияние альфа-липоевой кислоты на функциональное состояние кардиореспираторной системы и уровень физической работоспособности спортсменов высокого класса // Физическое воспитание студентов творческих специальностей. 2003.  № 6. С. 95-104.

63. Cooke M, Iosia M, Buford T. et al. Effects of acute and 14-day coenzyme Q10 supplementation on exercise performance in both trained and untrained individuals // J. Int. Soc. Sports Nutr. 2008. Vol. 5. P. 8. DOI: 10.1186/1550-2783-5-8.

64. Mizuno K., Tanaka M., Nozaki S. et al. Antifatigue effects of coenzyme Q10 during physical fatigue // Nutrition. 2008. Vol. 24, N 4. Р. 293-299. DOI: 10.1016/j.nut.2007.12.007.

65. Bloomer R.J, Canale R.E., McCarthy C.G., Farney T.M. Impact of oral ubiquinol on blood oxidative stress and exercise performance // Oxid. Med. Cell. Longev. 2012. Vol. 2012. Article ID 465020. DOI: 10.1155/2012/465020.

66. Ostman B., Sjödin A., Michaëlsson K., Byberg L. Coenzyme Q10 supplementation and exercise-induced oxidative stress in humans // Nutrition. 2012. Vol. 28, N 4. Р. 403-417. DOI: 10.1016/j.nut.2011.07.010.

67. Мусаханов З.А., Земцова И.И., Станкевич Л.Г., Долгополова В.И. Влияние тиоловых соединений на содержание глутатиона в крови дзюдоистов высокой квалификации // Педагогика, психология и медико-биологические проблемы физического воспитания и спорта. 2012. № 12. С. 89-94.

68. Overdevest E., Wouters J.A., Wolfs K.H.M., van Leeuwen J.J.M., Possemiers S. Citrus flavonoid supplementation improves exercise performance in trained athletes // J. Sports Sci. Med. 2018. Vol. 17. Р. 24-30.

69. Van Hoorebeke J.S., Trias C.O., Davis B.A., Lozada C.F., Casazza G. Betalain-rich concentrate supplementation improves exercise performance in competitive runners // Sports (Basel). 2016. Vol. 4, N 3. P. 40. DOI: 10.3390/sports4030040.

70. Дмитриев А.В., Гунина Л.М. Основы спортивной нутрициологии. Санкт-Петербург : Русский Ювелир, 2018. 560 с.

71. Buchwald-Werner S., Naka I., Wilhelm M., Schütz E., Schoen C., Reule C. Effects of lemon verbena extract (Recoverben®) supplementation on muscle strength and recovery after exhaustive exercise: a randomized, placebo-controlled trial // J. Int. Soc. Sports Nutr. 2018. Vol. 15, N 1. P. 5. DOI: 10.1186/s12970-018-0208-0.

72. Гунина Л.М., Конюшок С.А., Головащенко Р.В., Рябина С.А., Коцеруба Л.И. Эргогенный вклад регуляции антиоксидантых процессов в создание здоровьесберегающей технологии улучшения работоспособности тяжелоатлетов // Современные здоровьесберегающие технологии. 2016. № 3 (4). С. 34-43.

73. Kurkcu R., Tekin A., Ozdag S., Akcakoyun F. The effects of regular exercise on oxidative and antioxidative parameters in young wrestlers // Afr. J. Pharm. Pharmacol. 2010. Vol. 4. Р. 244-250.

74. Somerville V., Bringans C., Braakhuis A. Polyphenols and performance: a systematic review and meta-analysis // Sports Med. 2017. Vol. 47, N 8. Р. 1589-1599. DOI: 10.1007/s40279-017-0675-5.

75. Baltaci S.B., Mogulkoc R., Baltaci A.K. Resveratrol and exercise // Biomed. Rep. 2016. Vol. 5, N 5. Р. 525-530. DOI: 10.3892/br.2016.777

76. McAnulty L.S., Miller L.E., Hosick P.A., Utter A.C., Quindry J.C., McAnulty S.R. Effect of resveratrol and quercetin supplementation on redox status and inflammation after exercise // Appl. Physiol. Nutr. Metab. 2013. Vol. 38, N 7. Р. 760-765. DOI: 10.1139/apnm-2012-0455.


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»