О регламентации тропановых алкалоидов в зерновых продуктах

Резюме

Тропановые алкалоиды (ТА) являются метаболитами различных видов растений семейств Brassicaceae, Solanaceae и Erythroxylaceae. Семена этих сорных растений обнаружены в семенах льна, сои, сорго, проса, подсолнечника, гречихи и пищевой продукции, получаемой из них, в травяных сборах, используемых в составе биологически активных добавок к пище и травяных чаев. Несмотря на то что загрязнение семян зерновых различными частями сорных растений снижается путем их сортировки и очистки, некоторое количество ТА попадает в переработанные пищевые продукты. Анализ поступления ТА со всеми видами пищевой продукции, проведенный Европейским агентством по безопасности пищевых продуктов (European Food Safety Authority, EFSA), показал, что их содержание в составе рационов различных групп населения может превышать установленный уровень разовой безопасной дозы (ARfD) - 0,016 мкг на 1 кг массы тела - примерно на 11-18% для взрослых и на 5-25% для детей (в зависимости от возраста).

Цель - обоснование необходимости введения регламентов безопасного содержания ТА в зерновых продуктах.

Материал и методы. В процессе проведения исследований использованы гигиенические, информационно-аналитические методы, методы экспертной оценки на основе обобщения и анализа современных научных исследований, опубликованных в реферативных базах данных Scopus, Web of Science, PubMed, РИНЦ, отечественных и международных нормативных и законодательных документах.

Результаты. Установленные риски при загрязнении зерна и пищевой продукции на зерновой основе, а также биологически активных добавок к пище на основе трав и травяных чаев ТА диктуют необходимость мониторинга пищевой продукции на их наличие.

Заключение. В связи с большей изученностью рисков, связанных с наличием в пищевой продукции атропина и скополамина, требуется научное обоснование безопасных уровней содержания этих видов ТА в пищевых продуктах на основе зерновых культур, в том числе в продуктах детского питания для детей до 3 лет, содержащих просо, сорго, гречиху или продукты на основе этих круп.

Ключевые слова:загрязнители пищевой продукции, тропановые алкалоиды, зерновые продукты, атропин

Финансирование. Научно-исследовательская работа по подготовке рукописи проведена за счет средств субсидии на выполнение государственного задания.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликта интересов.

Для цитирования: Багрянцева О.В., Соколов И.Е., Колобанов А.И., Елизарова Е.В., Хотимченко С.А. О регламентации тропановых алкалоидов в зерновых продуктах // Вопросы питания. 2020. Т 89, № 3. С. 54-61. DOI: 10.24411/0042-8833-2020-10029

Тропановые алкалоиды (ТА) являются метаболитами различных видов растений, принадлежащих к семействам Brassicaceae (капустные), Solanaceae (пасленовые) и Erythroxylaceae (эритроксиловые) и др., являющихся сорняками. Семена этих растений обнаружены в виде примесей в семенах льна, сои, сорго, проса, подсолнечника, гречихи и пищевой продукции, получаемой из них, в травяных сборах, используемых в составе биологически активных добавок к пище (БАД) и травяных чаев. В настоящее время известно около 200 видов ТА. Наиболее изучены гиосциамин и скопола-мин. Атропин представляет собой рацемическую смесь L- и D-стереоизомеров гиосциамина. В связи с тем, что ТА не могут быть полностью удалены из пищевой продукции путем сортировки и очистки, готовая к употреблению продукция растительного происхождения может содержать в составе ТА [1].

В этой связи целесообразно установить максимально допустимые уровни содержания ТА в зерновых продуктах, что будет способствовать предупреждению их возможного негативного воздействия на здоровье населения [1-3].

Цель - обоснование необходимости разработки регламентов безопасного содержания ТА в зерновых продуктах.

Материал и методы

В ходе исследований использованы гигиенические, информационно-аналитические методы, методы экспертной оценки на основе обобщения и анализа современных научных исследований, опубликованных в реферативных базах данных Scopus, Web of Science, PubMed, РИНЦ, отечественных и международных нормативных и законодательных документах.

Общая характеристика тропановых алкалоидов

ТА являются хорошо известным классом метаболитов растений, обладающих выраженной биологической активностью, которые естественным образом встречаются в растениях нескольких семейств, включая капустные (Brassicaceae), вьюнковые (Convolvulaceae), пасленовые (Solanaceae), эритроксиловые (Erythroxylaceae), молочайные (Euphorbiaceae), протейные (Proteaceae), ризо-форовые (Rhizophoraceae) [4-6].

ТА находятся во всех частях этих растений и отвечают за токсическое действие некоторых из них. Разновидность и концентрация ТА, продуцируемых растением, определяются его видом и стадией развития, а также факторами окружающей среды. Атропин, скополамин и гиосциамин - это наиболее изученные ТА, определяемые в растениях семейства пасленовых (Solanoideae), принадлежащих к трибам: пасленовые (Solaneae), беленовые (Hyoscyameae), дурмановые (Datureae), а также растениями родов белладонна (Atropa belladonna), скополия (Scopolia japonica), которые могут загрязнять посевы зерновых культур и трав, служащих сырьем для производства травяных чаев, настоек, экстрактов и БАД к пище [3, 7-11].

Таким образом, пищевая продукция может быть загрязнена ТА в процессе ее выращивания и первичной переработки. Однако некоторое количество ТА может попадать в пищевое сырье и переработанные пищевые продукты, несмотря на то, что загрязнение семян зерновых различными частями (плодами, семенами и пр.) растений может быть обнаружено при визуальным осмотре или уменьшено путем сортировки и очистки с использованием физических методов. При этом присутствие 1 семени дурмана на 1 млн семян/плодов сельскохозяйственных культур может представлять определенный риск для здоровья населения [1, 2, 12].

ТА включают широкий спектр моно-, ди- и тризамещенных производных алкалоидов, имеющих общее ядро тропана (8-азабицикло[3.2.1]октана) в качестве ключевого структурного элемента. Они часто этерифицируются различными алифатическими и ароматическими кислотами [3, 13, 14]. В настоящее время известно более 200 видов соединений ТА, которые образуются при этерификации атропина с различными кислотами, такими как уксусная, пропановая, изомасляная, изовалериановая, 2-метилмасляная, тиоглико-левая, D-α-гидрокси-β-фенилпропионовая, троповая и атроповая кислоты. L-гиосциамин и L-скополамин образуются в растениях из аминокислот - орнитина и аргинина [4].

Влияние тропановых алкалоидов на организм человека

ТА влияют на центральную и периферическую нервную систему как конкурентные неселективные антагонисты мускаринового ацетилхолинового рецептора (mAChR), что препятствует связыванию нейромедиатора ацетилхолина. mAChR является подклассом семейства рецепторов, связанных с G-белком (GPCR), и включает 5 подтипов рецепторов (M1-M5). При воздействии ТА на рецепторы М1, М3 и М5, связанные с белком Gq, происходит активация фосфолипазы С, что влияет на концентрацию кальция и функционирование кальций-каль-модулиновой системы в цитозоле клетки. Рецепторы М2 и М4, с другой стороны, соединяются с белком Gi и ингибируют аденилатциклазу, регулируя концентрацию циклического аденозинмонофосфата (цАМФ). Рецепторы M1 встречаются в клетках центральной нервной системы и ганглиях и, таким образом, влияют на процессы запоминания. В клетках сердечной мышцы обнаружены М1-рецепторы и в меньшем количестве М2-рецепторы. М3-рецепторы участвуют в регуляции сокращения гладких мышц. Рецепторы M4 были обнаружены в клетках коры больших полушарий мозга, гиппокампа и полосатого тела мозга. Имеются данные, что они участвуют в развитии болевых ощущений, механизмах формирования эмоций, консолидации памяти (перехода кратковременной памяти в долговременную), пространственной памяти. Предполагается, что рецепторы М5 участвуют в механизмах вазоконстрикции, вазодилатации в результате активации ими продукции оксида азота в головном мозге [3] (см. рисунок).

Механизм действия тропановых алкалоидов

The mechanism of tropane alkaloids action

ТА абсорбируются из желудочно-кишечного тракта, распределяются в тканях и выводятся преимущественно через почки, не накапливаются в организме человека [1, 4, 12-19]. Согласно проведенным Европейским агентством по безопасности пищевых продуктов (European Food Safety Authority, EFSA) исследованиям с привлечением добровольцев, недействующая доза (NOAEL) суммы L-гиосциамина и L-скополамина при пероральном введении составила 0,16 мкг на 1 кг массы тела. Следующая более высокая доза суммы этих ТА, 0,48 мкг на 1 кг массы тела, снижала частоту сердечных сокращений у добровольцев, что не может быть причиной неблагоприятных последствий для здоровых людей, но может быть значимо для людей с брадикардией. Учитывая, что исследование проведено на молодых здоровых добровольцах мужского пола, полученное значение недействующей дозы (NOAEL) - 0,16 мкг на 1 кг массы тела - разделили на коэффициент безопасности 10, таким образом, был установлен уровень разовой безопасной дозы ТА (ARfD), равный 0,016 мкг на 1 кг массы тела (в пересчете на сумму L-гиосциамина и L-скополамина) [1, 4].

Результаты

Частота встречаемости различных видов тропановых алкалоидов в зерновых продуктах

Согласно данным EFSA, в настоящее время имеются достоверные сведения о частоте встречаемости и уровнях содержания только двух ТА, а именно L-гиосциамина и L-скополамина [4].

EFSA [1] проанализировано 1709 образцов пищевых продуктов растительного происхождения, главным образом произведенных в Европе, на содержание ТА. Образцы пищевой продукции были отобраны в розничных магазинах в период с июня 2015 г. по август 2016 г. в 9 европейских странах (Чехия, Франция, Германия, Венгрия, Италия, Нидерланды, Польша, Испания, Великобритания). При этом 27,4% этих образцов были получены из хозяйств органического производства. Отобранные образцы исследовали на наличие 24 видов ТА. Было проанализировано 268 образцов однокомпонентных видов муки (гречневая, пшенная, кукурузная), 260 образцов продуктов на основе злаков для детей раннего возраста 6-36 мес (хлопья для завтрака, печенье и другие продукты на основе злаков), 219 образцов хлопьев для завтрака, 164 образца печенья и кондитерских изделий, 114 образцов хлебобулочных изделий, 81 образец макаронных изделий, 121 вид сухих травяных чаев, 78 образцов бобовых и смесей бобовых для жарки. Анализ образцов на наличие ТА проводили методом жидкостной хроматографии в сочетании с тандемной масс-спектрометрией. Пределы количественной оценки для различных групп пищевых продуктов составляли в зависимости от типа ТА: 0,0067-0,0333 мкг/л для травяных настоев; 0,5-5 мкг/кг - для продуктов на зерновой основе, травяных чаев и пищевой продукции на растительной основе.

Один или несколько видов TA из растений рода дурмановых (Datureae) были обнаружены в 21,3% образцов однокомпонентной муки, 20,0% зерновых продуктов для детей раннего возраста от 6 до 36 мес, 6,8% образцов сухих завтраков, 14,6% печенья и кондитерских изделий, 15,8% хлеба, 70,2% сухого (травяного) чая, 26,2% бобовых и зерновых смесей. В макаронах ТА не обнаружены. Наибольшее среднее значение концентрации ТА (сумма атропина и скополамина) в зерновых продуктах для детей составила 130,7 мкг/кг. В среднем концентрация суммы атропина и скополамина, выявленная в образцах травяных чаев, составила 13,4 мкг/кг, а максимальная достигала 428,5 мкг/кг. Атропин и скополамин были наиболее часто обнаруживаемыми ТА [1, 20-24].

EFSA рекомендовано собрать дополнительные данные о частоте и уровнях встречаемости других ТА, таких как анизодамин, апоатропин, апоскополамин, калистегины, конволидин, конвольвин, кускогигрин, гоматропин, литторин, фигрин, псевдотропин, скополин, сектропан, тиглоидин, 3α-тиглоилокситропан, тропин, тропин в сумме с тропиноном [2, 20].

В рамках выполнения программы EFSA в Великобритании на наличие ТА были проведены исследования 227 образцов пищевой продукции. В целом содержание ТА в пищевой продукции было низким, однако в некоторых образцах выявляли значительные количества ТА. Такие зерновые культуры, как просо, сорго и мука (не из пшеницы), содержали самый широкий спектр ТА. Один образец желтого проса содержал до 10 различных алкалоидов (9,8 мкг/кг атропина, а также 8 других алкалоидов с суммарным содержанием ТА 33,6 мкг/кг). ТА выявлены в 16 из 20 образцов травяных чаев. Самый высокий уровень атропина (129 мкг/кг) обнаружен в мятном чае. Было установлено, что в среднем 47% ТА элюируется из сухого чая в настои. Наибольшее содержание атропина в продуктах детского питания составило 3,73 мкг/кг.

В некоторых отдельных образцах пищевой продукции, предназначенных для питания детей, было выявлено до 8 видов ТА [2, 25-27].

О возможности содержания ТА в продуктах питания для детей свидетельствуют исследования J. Marin-Saez и соавт. [26]. Данными авторами при анализе пищевых продуктов для детского питания на зерновой основе в 2011-2013 гг. были обнаружены образцы, содержащие ТА в среднем от 0,037 до 0,304 мкг/кг, при максимальном содержании от 0,39 до 8,08 мкг/кг Исследованиями P. Mulder и соавт. [2] показано, что ТА были обнаружены в 20,0% образцов пищевых продуктов на зерновой основе для детей в возрасте от 6 до 36 мес (среднее значение содержания суммы атропина и скополамина - 0,09 мкг/кг).

Оценка уровня потребления ТА, проведенная EFSA [1, 2, 20], показала, что поступающее с пищей количество ТА на 1 кг массы тела в сутки может составлять у детей первого года жизни от 1 до 15 нг, у детей от 1 года до 3 лет - от 1 до 21 нг, у детей старше 3 лет - от 1 до 20 нг.

Для всех возрастных групп основными пищевыми продуктами, влияющими на суммарное поступление ТА, были хлеб и зерновые продукты, а также травяные чаи и травяные настои. Анализ потребления ТА со всеми видами пищевой продукции, проведенный EFSA, показал, что поступление ТА в составе рационов различных групп населения может превышать установленный уровень разовой безопасной дозы ТА (ARfD) примерно на 11-18% [1].

Вместе с тем следует отметить низкую выявляемость ТА в ходе постмаркетингового контроля пищевой продукции с странах ЕС. Так, в 2018 г. выявлено только 22 случая загрязнения пищевой продукции натуральными токсинами, такими как пирролизидиновые алкалоиды, ТА, фикотоксины, эргоалкалоиды и др. [28].

Регламентация безопасных уровней содержания тропановых алкалоидов в зерновых продуктах

Atropa belladonna и атропин, согласно регламенту Европейского союза (ЕС) № 37/2010 от 22 декабря 2009 г., разрешены для использования в ветеринарной практике в качестве лекарственных препаратов. Вследствие отсутствия кумулятивной активности, остаточные количества ТА в тканях не регламентируются. В этой связи EFSA пришло к выводу, что остатки ТА в пищевой продукции (молоко, мясо или яйца) не представляют риска для здоровья людей после применения атропина в качестве ветеринарного препарата [3]. Вместе с тем в отношении Atropa belladonna указывается, что данный препарат может быть разрешен только "для использования в гомеопатических ветеринарных лекарственных средствах, приготовленных в соответствии с гомеопатическими фармакопеями, при концентрациях в продуктах, не превышающих одной части на сотню" [29].

В документах ЕС установлены нормативы содержания атропина и скополамина в переработанных продуктах на основе зерновых культур и детском питании на зерновой основе для детей до 3 лет, содержащих просо, сорго, гречиху, и продуктах на основе этих круп, а также в необработанных цельных и измельченных ядрах абрикоса: атропин - не более 1 мкг/кг; скополамин - не более 1 мкг/кг [30].

В ЕС осуществляется мониторинг на наличие ТА в следующих видах пищевой продукции: 1) в злаках и в продуктах их производства (в гречихе, сорго, просе, кукурузе и, соответственно, в производимых из них крупах и муке); 2) в пищевых продуктах на зерновой основе для детей раннего возраста (до 3 лет); 3) в зерновых завтраках, продуктах мукомольного производства, зернах для потребления человеком, продуктах без глютена, БАД на основе трав, чаях и травяных настоях, бобовых овощах (без стручков) и масличных культурах и в продуктах их переработки [31].

Методом анализа, используемым в процессе мониторинга ТА, является высокоэффективная жидкостная хроматография в сочетании с масс-спектрометрией или газовая хроматография в сочетании с масс-спектрометрией. Нижние пределы количественного определения для атропина (рацемической смеси энантиомеров гиосциамина) и скополамина должны быть не более: для пищевого сырья - 5 мкг/кг; для кормов - 10 мкг/кг; для готовой для употребления пищевой продукции - 2 мкг/кг; для пищевых продуктов на зерновой основе для питания детей до 3 лет - 1 мкг/кг [31].

В документах Таможенного союза содержание ТА (атропин и скополамин) в пищевых продуктах не нормируется.

Заключение

ТА являются метаболитами различных видов сорных растений. Загрязнение семян зерновых различными частями сорных растений и трав снижается путем их сортировки и очистки, однако некоторое количество ТА попадает в переработанные пищевые продукты. Анализ потребления ТА (суммы атропина и гиосциамина) со всеми видами пищевой продукции показал, что их поступление в составе рационов различных групп населения может превышать установленный ARfD - 0,016 мкг на 1 кг массы тела.

Установленные риски здоровью при загрязнении зерна и пищевой продукции на зерновой основе, а также БАД к пище на основе трав и травяных чаев ТА делают необходимым проведение мониторинга пищевой продукции на их наличие. В связи с большей изученностью рисков, связанных с загрязнением пищевой продукции ТА, целесообразно внести изменения в Технический регламент Таможенного союза "О безопасности пищевой продукции" (ТР ТС 021/2011) в части нормирования их содержания в пищевых продуктах на основе зерновых культур, в том числе в продуктах детского питания для детей до 3 лет, содержащих просо, сорго, гречиху или продукты на основе этих круп. Кроме того, для контроля пищевой продукции за содержанием ТА необходимо разработать и валидировать метод их определения, в первую очередь в зерновых продуктах.

Литература

1. Arcella D., Altieri A. Human acute exposure assessment to tro-pane alkaloids. European Food Safety Authority (EFSA). Scientific report // EFSA J. 2018. Vol. 16, N 2. Article ID 5160. DOI: 10.2903/j.efsa.2018.5160.

2. Mulder P.P.J., de Nijs M., Castellari M. et al. Occurrence of tropane alkaloids in food // EFSA Support. Publ. 2016. Vol. 13, N 12. Article ID EN-1140. 200 p. DOI: 10.2903/sp.efsa.2016.EN-1140.

3. Kim N., Estrada O., Chavez B. et al. Tropane and granatane alkaloid biosynthesis: a systematic analysis // Molecules. 2016. Vol. 21. Article ID 1510. 25 p. DOI: 10.3390/molecules21111510.

4. Scientific opinion on tropane alkaloids in food and feed. EFSA Panel on Contaminants in the Food Chain // EFSA J. 2013. Vol. 11, N 10. Article ID 3386. P. 1-113.

5. Chan Th.Y.K. Worldwide occurrence and investigations of con- 15 tamination of herbal medicines by tropane alkaloids // Toxins. 2017. Vol. 9. Article ID 284. 10 p. DOI: 10.3390/toxins9090284.

6. Куркин В.А. Фармакогнозия : учебник для студентов фармацевтических вузов (факультетов). Самара : ОФОРТ; ГОУВПО "СамГМУ Росздрава", 2007. 1239 с.

7. Compendium of botanicals reported to contain naturally occur-ing substances of possible concern for human health when used in food and food supplements // EFSA J. 2012. Vol. 10, N 5. Article ID 2663. 60 p.

8. Isah T. Stress and defense responses in plant secondary metabolites production // Biol. Res. 2019. Vol. 52. Article ID 39. 25 p. URL: https://doi.org/10.1186/s40659-019-0246-3.

9. Harfi B., Khelifi L., Khelifi-Slaoui M. et al. Tropane alkaloids GC/MS analysis and low dose elicitors’ effects on hyoscyamine biosynthetic pathway in hairy roots of Algerian Datura species // Sci. Rep. 2018. Vol. 8. Article ID 17951. 8 p. DOI: 10.1038/s41598-018-36625-4.

10. Temerdashev A.Z., Kolychev I.A., Kiseleva NV. Chromatographic determination of some tropane alkaloids in Datura metel // J. Anal. Chem. 2012. Vol. 67. P. 960-966. DOI: 10.1134/S106 1934812120040.

11. Kaur R., Matta T., Kaur H. Plant derived alkaloids // Saudi J. Life Sci. 2017. Vol. 2, N 5. P. 158-189. DOI: 10.21276/haya http://schol-arsmepub.com/haya/

12. Kohnen-Johannsen K.L., Kayser O. Tropane alkaloids: chemistry, pharmacology, biosynthesis and production // Molecules. 2019. Vol. 24. Article ID 796. 23 p. DOI: 10.3390/molecules24040796.

13. Tropane alkaloids (from Datura sp.) as undesirable substances in animal feed. Scientific Opinion of the Panel on Contaminants in the Food Chain // EFSA J. 2008. Vol. 6, N 8. Article ID 691. P. 1-55.

14. Tian F., Li C., Xin W. et al. Comparative study on pharmacokinetics of a series of anticholinergics, atropine, anisodamine, anisodine, scopolamine and tiotropium in rats // Eur. J. Drug Metab. Phar-macokinet. 2015. Vol. 40. P. 245-253. DOI: 10.1007/s13318-014-0192-y.

15. Ghosal S., Bang E., Yue W. et al. Activity-dependent BDNF release is required for the rapid antidepressant actions of scopolamine // Biol. Psychiatry. 2018. Vol. 83, N 1. P. 29-37. DOI: 10.1016/j.bio-psych.2017.06.017.

16. Yang Y., Raine A. Prefrontal structural and functional brain imaging findings in antisocial, violent, and psychopathic individuals: a meta-analysis // Psychiatry Res. 2009. Vol. 174, N 2. P. 81-88. DOI: 10.1016/j.pscychresns.2009.03.012.

17. Debnath B., Singh W.S., Das M. et al. Role of plant alkaloids on human health: a review of biological activities // Materials Today Chem. 2018. Vol. 9. 56-72. URL: https://doi.org/10.1016/j.mtchem.2018.05.001.

18. Park L., Furey M., Nugent A. et al. Negative trial of scopolamine in major depressive disorder does not demonstrate neurophysiological changes seen with the antidepressant response of ketamine // Biol. Psychiatry. 2018. Vol. 83. P. S305-S306. DOI: 10.1016/j.bio-psych.2018.02.787.

19. Park L., Furey M., Nugent A.C. et al. Neurophysiological changes associated with antidepressant response to ketamine not observed in a negative trial of scopolamine in major depressive disorder // Int. J. Neuropsychopharmacol. 2019. Vol. 22, N 1. 10-18. DOI: 10.1093/jnp/pyy051.

20. Mulder P.P.J., Pereboom-de Fauwa D.P.K.H., Hoogenbo-om R.L.A.P. et al. Tropane and ergot alkaloids in grain-based products for infants and young children in the Netherlands in 2011- 2014 // Food Addit. Contam. Part B Surveill. 2015. Vol. 8, N 4. P. 284-290. URL: http://dx.doi.org/10.1080/19393210.2015.1089947.

21. Romera-Torres A., Romero-Gonzalez R.,Vidal J.L.M., Frenich A.G. Simultaneous analysis of tropane alkaloids in teas and herbal teas by liquid chromatography coupled to high-resolution mass spectrometry (Orbitrap) // J. Sep. Sci. 2018. Vol. 41, N 9. P. 1938-1946. DOI: 10.1002/jssc.201701485.

22. Marin-Saez J., Romero-Gonzalez R., Frenich A.G. Multi-analysis determination of tropane alkaloids in cereals and solanaceaes seeds by liquid chromatography coupled to single stage Exactive-Orbi-trap // J. Chromatogr. A. 2017. Vol. 1518. P. 46-58. DOI: 10.1016/ j.chroma.2017.08.052.

23. Shimshoni J.A., Duebecke A., Mulder P.P.J. et al. Pyrrolizidine and tropane alkaloids in teas and the herbal teas peppermint, rooibos and chamomile in the Israeli market // Food Addit. Contam. Part A Chem. Anal. Control. Expo Risk Assess. 2015. Vol. 32. P. 2058-2067.

24. Vaclavik L., Krynitsky A.J., Rader J.I. Targeted analysis of multiple pharmaceuticals, plant toxins and other secondary metabolites in herbal dietary supplements by ultra-high performance liquid chromatography-quadrupole-orbital ion trap mass spectrometry // Anal. Chim. Acta. 2014. Vol. 810. P. 45-60. DOI: 10.1016/ j.aca.2013.12.006.

25. Stratton J., Clough J., Leon I. et al. Final Report. Monitoring of tropane alkaloids in foods. FS 102116 Fera Science Ltd., March 2017. 222 p.

26. Marin-Saez J., Romero-Gonzalez R., Frenich A.G. Reliable determination of tropane alkaloids in cereal based baby foods coupling on-line spe to mass spectrometry avoiding chromatographic step // Food Chem. 2019. Vol. 275. P. 746-753. DOI: 10.1016/j.food-chem.2018.09.137. Epub 2018 Sep 24.

27. Gongalves C.O., Cubero-Leon E., Tamosiunas V. et al. Determination of tropane alkaloids in cereal products for infants and young children. Report on the 2016 Proficiency Test of the European Union Reference Laboratory for Mycotoxins for the Network of National Reference Laboratories. Luxembourg : Publications Office of the European Union, 2017. 44 p. URL: https://ec.europa.eu/jrc.

28. RASFF - The Rapid Alert System for Food and Feed - 2018 Annual Report. Luxembourg : Publications Office of the European Union, 2019. 53 p. URL: https://ec.europa.eu/food/safety/rasff/reports_publications_en.

29. Commission Regulation (EU) No 37/2010 of 22 December 2009 on pharmacologically active substances and their classification regarding maximum residue limits in foodstuffs of animal origin (Text with EEA relevance) // Official Journal of the European Union. 2010. L 15, 20.1. 79 p. in redaction on 2019; 02010R0037. EN-03.03.2019-037.001-4.

30. Commission Regulation (EU) 2016/239 of 19 February 2016 amending Regulation (EC) No 1881/2006 as regards maximum levels of tropane alkaloids in certain cereal-based foods for infants and young children // Official Journal of the European Union. 2016. L 45. P. 3-531.

31. Commission Recommendation (EU) 2015/976 of 19 June 2015 on the monitoring of the presence of tropane alkaloids in food // Official Journal of the European Union. 2015. L 157/97-98.


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»