Дополнительное пероральное питание: прикладная классификация смесей и ключевые правила применения в онкологии

Резюме

В статье проанализированы современные данные о применении дополнительного перорального питания (ДПП) у онкологических пациентов.

Цель работы - повышение эффективности лечебного питания в онкологии путем уточнения терминов, определений, разработки прикладной классификации смесей для ДПП и изложения основных правил их применения.

Материал и методы. С помощью ключевых слов "рак", "дополнительное пероральное питание", "сипинг" проведен поиск литературы по базам данных eLIBRARY (elibrary.ru) и MEDLINE (ncbi.nlm.nih.gov) на русском и английском языках.

Результаты и обсуждение. Сформулировано определение данного вида нутритивной поддержки. Предложена прикладная классификация смесей для ДПП. В зависимости от содержания энергии, белка, некоторых специфических нутриентов, осмолярности, соотношения азот/небелковые килокалории и вязкости они могут быть разделены на 3 группы. Для начальной оценки пищевого статуса онкологического пациента наиболее приемлема шкала Европейского общества химиотерапевтов (ESMO, 2008). Сделан акцент на важности поддержания физической активности.

Заключение. Сформулирован ориентировочный алгоритм проведения ДПП в онкологии.

Ключевые слова:рак, дополнительное пероральное питание, сипинг

Финансирование. Работа проведена без спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования: Потапов А.Л., Хороненко В.Э., Гамеева Е.В., Хайлова Ж.В., Бояркина А.В., Иванов С.А., Каприн А.Д. Дополнительное пероральное питание: прикладная классификация смесей и ключевые правила применения в онкологии // Вопр. питания. 2020. Т. 89, № 1. С. 69-76. doi: 10.24411/0042-8833-2020-10008

Дополнительное пероральное питание (ДПП) является важным компонентом нутритивной поддержки (НП) во всех клинических группах пациентов в онкологии, включая подлежащих специфическому лечению (хирургическому, лучевому, лекарственному), паллиативных и перенесших рак [1]. Среди положительных эффектов данного вида НП у пациентов с недостаточностью питания обсуждается возможность повышения количества потребляемых энергии и белка, увеличения массы тела, снижения выраженности дыхательных расстройств, улучшения эмоционального фона, аппетита и общего качества жизни [2]. У пациентов, подлежащих хирургическому лечению, ДПП способствует снижению общего числа осложнений, частоты развития инфекций и сроков пребывания в стационаре [3].

Для обозначения данного вида НП в нашей стране используется термин "сипинговое питание", или "сипинг" (от англ. sip feeding), который предполагает самостоятельное пероральное потребление пациентом специализированных смесей с целью повышения белково-энергетической ценности суточного рациона. Известно, что смеси для данного вида НП не являются лекарственными препаратами, не требуют рецепта для назначения и поэтому могут распространяться не только в аптечной сети, но и в специальных отделах розничной сети (в продовольственных супермаркетах). В настоящее время в России доступно большое количество подобных продуктов. Простота их применения имеет и негативную сторону, поскольку неправильное использование может приводить к обратному эффекту - уменьшению потребления обычной пищи, усугублению белково-энергетической недостаточности и развитию осложнений.

Цель настоящей публикации - повышение качества НП в онкологии путем уточнения некоторых терминов и определений, разработки прикладной классификации смесей для ДПП и изложения основных правил их применения.

В основу работы положен анализ современной литературы, собственного опыта и российского рынка продуктов для ДПП. С помощью ключевых слов "рак", "дополнительное пероральное питание", "сипинг" и их английских аналогов - "cancer", "oral nutritional supplements", "sip feeding" - проведен поиск литературы по базам данных eLIBRARY (elibrary.ru) и MEDLINE (ncbi.nlm.nih.gov). С использованием информации, доступной на официальных сайтах фирм-производителей (Б. Браун, Нутриция, Фрезениус Каби, Нестле, Инфаприм, Эббот), проведен анализ состава смесей для ДПП, доступных в России.

В настоящее время в отечественной литературе по-прежнему широко используется термин "сипинг", подразумевающий употребление специализированной жидкой смеси маленькими глотками через трубочку [4-9]. Многие авторы считают, что данный вид НП является разновидностью энтерального питания и представляет собой пероральный прием энтеральных диет [6-8]. Есть публикации, в которых указывается, что это добавление специализированных пероральных смесей к обычной пище [9, 10]. В современной зарубежной литературе подобный термин встречается все реже, и Европейская ассоциация парентерального и энтерального питания (ESPEN) использует понятие "oral nutritional supplements", которое в русском переводе обозначает ДПП [1, 11]. Энтеральное питание предполагает введение пищевых веществ в желудочно-кишечный тракт, минуя ротовую полость, и является одной из разновидностей искусственного питания. ДПП подразумевает самостоятельный прием смеси через рот, поэтому относится к методам естественного питания. В настоящее время ESPEN дополнительное пероральное, энтеральное и парентеральное питание объединяет единым термином "лечебное питание" (medical nutrition therapy) [11, 12]. Нам кажется целесообразным отказаться от разговорного "сипинг" в пользу рекомендованного ESPEN термина "ДПП" и предложить следующее определение данному виду НП.

Дополнительное пероральное питание - это вид лечебного питания, предполагающий самостоятельное потребление пациентом специализированных смесей с целью оптимизации пищевой ценности суточного рациона.

ESPEN подразделяет все смеси для ДПП на сбалансированные (nutritionally complete) и несбалансированные (nutritionally incomplete) [11]. К первому виду относят смеси, содержащие необходимое количество макро- и микронутриентов в концентрациях и соотношении, приемлемых для большинства здоровых людей. Они могут быть единственным источником пищи в течение длительного времени, хотя сообщается, что теоретически возможно развитие дефицита витаминов В1, В6, С, D, K, железа, кальция и магния при потреблении их из расчета по калорийности ≤2000 ккал/сут [13]. В составе несбалансированных смесей для ДПП может быть повышено содержание определенных специфических нутриентов, а концентрация других, наоборот, снижена. Это делает их применение приемлемым только у особых категорий пациентов: при заболеваниях печени, почек, легких, сахарном диабете. В инструкциях к некоторым из них (Нутрикомп Дринк Диабет, Нутрикомп Дринк Ренал) указывается, что они длительное время могут быть единственным источником питания. Существуют также смеси повышенной вязкости (сироп, крем, йогурт), рекомендуемые при расстройствах акта жевания и глотания.

В настоящее время в России доступны более 20 смесей для ДПП с различными органолептическими свойствами (вкус, вязкость) и составом. Все они, помимо белка и энергии, содержат необходимый набор макро-, микроэлементов и витаминов, а некоторые позиционируются как обогащенные ω-3 полиненасыщенными жирными кислотами (ω-3 ПНЖК), пищевыми волокнами, глутамином и др. Напитки "Педиашур малоежка" (Эббот) и "Нутриэн стандарт" (АО "Инфаприм") исключены из дальнейшего анализа ввиду низкого содержания энергии и белка. В табл. 1 представлены основные характеристики смесей для ДПП.

Логично предположить, что при таком многообразии доступных продуктов для ДПП необходим структурированный подход к их назначению и выбору конкретной смеси. В противном случае эффект от применения данного вида НП может быть негативным. Например, пациент, не получив от врача четких инструкций, принимая смесь, из-за чувства насыщения уменьшает объем обычного питания, в результате чего суточное количество потребляемых белка и энергии не меняется или даже снижается. Пациенту, выздоравливающему после тяжелого нейтропенического энтероколита, в надежде на быструю ликвидацию недостаточности питания назначается гиперкалорийная высокобелковая смесь, которая из-за своей высокой осмолярности провоцирует рецидив тяжелой диареи. Пациенту назначается продукт для ДПП без учета расстройств вкуса или акта глотания, в результате чего он отказывается от ее приема и преждевременно переводится на энтеральное питание. Наконец, длительное применение смесей для ДПП, особенно несбалансированных, в качестве единственного источника питания может стать причиной дефицита отдельных витаминов и микроэлементов [13]. Поэтому ДПП должно рассматриваться как один из последовательных элементов целого комплекса мероприятий НП в онкологии.

В основу НП в онкологии положены следующие компоненты [1, 10]:

- оценка пищевого статуса;

- диетические рекомендации;

- ДПП;

- энтеральное питание;

- парентеральное питание;

- поддержание физической активности;

- коррекция симптомов, влияющих на питание.

Существуют клинические рекомендации по проведению НП в онкологии [1], хирургии [14, 15], у пациентов отделений интенсивной терапии [12] и в других областях медицины. В них рассматриваются отдельные вопросы проведения ДПП, но публикаций подобного уровня, предметно посвященных его применению, найти не удалось. Национальная служба здравоохранения Великобритании разработала свои рекомендации по практическому применению ДПП для врачей первичного звена [16], которые включают 6 последовательных шагов (табл. 2).

Как видно из табл. 2, непосредственному назначению смеси для ДПП предшествует целый ряд мероприятий, без которых эффективность данного вида НП снижается. Применительно к проведению НП в онкологии эти этапы будут выглядеть следующим образом.

Этап 1. Оценка пищевого статуса/риска развития недостаточности питания

Оценка выраженности недостаточности питания и риска ее развития у онкологических пациентов хорошо описана в современной литературе [1, 10]. Она должна начинаться с определения количества и качества пищи, потребляемой пациентом, выраженности снижения массы тела, но практический опыт показывает, что при первичном обращении сделать это не всегда просто. С целью первичной и последующей оценки недостаточности питания можно использовать шкалы NRS-2002, MUST (Malnutrition Universal Screening Tool), ESMO, 2008. В уже упоминавшихся рекомендациях по назначению ДПП [16] применяется шкала MUST, которая на основании антропометрических данных, выраженности потери массы тела и наличия фоновых заболеваний позволяет классифицировать степень риска развития недостаточности питания. Учитывая, что многие пациенты не могут уточнить, какой процент массы тела от исходного они потеряли, мы считаем наиболее приемлемой шкалу Европейского общества химиотерапевтов (ESMO, 2008), которая предполагает получение ответов на 3 простых вопроса и их оценку в баллах (табл. 3).

Данная шкала позволяет быстро выявить признаки недостаточности питания, и если пациент набирает 0-2 балла, то можно ограничиться динамическим наблюдением, >3 баллов - показано начало НП. При первичном обращении к врачу-онкологу минимум 32% пациентов отмечают спонтанное похудение, причем у 20% потеря массы тела за последние 3 мес может превышать 5%, что свидетельствует о наличии у них раковой кахексии [17].

Этап 2. Оценка причины недостаточности питания и целевые группы пациентов для применения дополнительного перорального питания

Среди причин недостаточности питания у онкологического пациента необходимо оценить признаки синдрома раковой анорексии-кахексии, наличие обструкции желудочно-кишечного тракта, расстройств жевания, глотания, влияние таких симптомов, как боль, тошнота, рвота, запор, диарея, рецидивирующие кровотечения, психологическое состояние, побочное действие медикаментов. Современные методы лечения в онкологии (хирургическое, лучевое, лекарственное, комбинированное) весьма агрессивны и сами по себе могут усугублять недостаточность питания.

Основной целью НП в онкологии является влияние на переносимость и результаты лечения, а также повышение качества жизни пациентов. Поэтому ДПП может назначаться в комплексе предоперационной подготовки, в послеоперационном периоде, при проведении лучевого и лекарственного лечения, а также с паллиативной целью. Его основной задачей является повышение белково-энергетической ценности суточного рациона.

Пациенты, перенесшие рак, составляют отдельную группу, потенциально нуждающуюся в ДПП, поскольку адекватность питания влияет на качество жизни и вероятность рецидива заболевания. Например, не более 10% пациентов после эзофагэктомии способны в достаточном объеме питаться самостоятельно [12], а после гастрэктомии снижение массы тела продолжается в течение 2 лет [18].

Применение ДПП в финальной стадии заболевания не способно повлиять на прогноз и существенно улучшить качество жизни пациентов. Вопрос о его назначении в таких случаях должен решаться индивидуально с учетом особенностей клинической ситуации, технических возможностей и пожеланий пациента.

Этап 3. Диетические рекомендации и поддержание физической активности

Основная задача ДПП - обеспечить пациента дополнительным количеством энергии и белка, важно, чтобы его назначение не привело к уменьшению калорийности основного суточного рациона. Поэтому, прежде чем назначить смесь, необходимо дать соответствующие диетические рекомендации. В повседневной жизни пациентам трудно придерживаться метаболических ориентиров, рекомендуемых в настоящее время в онкологии (1-1,5 г белка и 25-30 ккал энергии в расчете на 1 кг массы тела в сутки), и следующие советы помогут повысить вероятность достаточного потребления основных нутриентов:

- постараться ежедневно съедать 2-3 порции пищи, богатой белком: мяса, рыбы, яиц, орехов, бобовых, сои, тофу и др.;

- постараться ежедневно потреблять 2-3 порции молочных продуктов: творога, сыра, молока, йогурта или альтернативных продуктов из сои, овса, миндаля, кокосового молока и др.;

- к каждому блюду постараться добавлять источники углеводов: хлеб, картофель, рис, макароны, крупы;

- стараться съедать некоторое количество овощей и фруктов ежедневно (свежих, в виде смузи, фрэша, тушеных, сушеных и т.д.);

- если предпочитаете рыбу, постарайтесь сделать выбор в пользу более жирных сортов - скумбрии, лосося, форели, сардин и др.;

- питаться нужно часто, малыми порциями, между основными приемами пищи устраивать малые перекусы в виде бутербродов, снеков и др.;

- снизить потребление воды и водянистых супов, компотов и т.д., по возможности заменить их смесью для ДПП.

Из-за снижения аппетита и расстройств вкуса необходимо придавать значение отсутствию запаха пищи в помещении и постоянному наличию широкого ассортимента продуктов с различными органолептическими свойствами. Наконец, очень важно убедить пациента, что адекватное питание существенно повышает вероятность положительного результата лечения.

Общая слабость является наиболее распространенным симптомом онкологического заболевания. Из-за снижения объема движений ухудшается аппетит и усугубляется атрофия мышечной ткани. Поэтому необходимо всячески побуждать пациентов к поддержанию физической активности. Умеренная аэробная нагрузка улучшает аппетит, увеличивает мышечную силу, повышает качество жизни, снижает проявления тревожности и общей слабости. Помимо ежедневных прогулок на свежем воздухе рекомендуется легкая гимнастика с использованием индивидуально подобранного сочетания аэробных и резистивных упражнений минимум 3 раза в неделю по 10-60 мин [1]. Критерием эффективности нагрузки является достижение частоты пульса 50-75% от базового максимума, который представляет собой разность между 220 и возрастом пациента.

Этап 4. Выбор конкретного продукта для дополнительного перорального питания и его назначение

В настоящее время на рынке России доступно большое количество смесей для ДПП. Некоторые из них позиционируются как содержащие фармаконутриенты, особо полезные для онкологических пациентов: глутамин, ω-3 ПНЖК, нуклеотиды, аргинин, пищевые волокна. С теоретических позиций их применение при онкологическом заболевании выглядит обоснованным, но доказательства, полученные в клинических исследованиях, являются недостаточно сильными, чтобы сделать однозначные выводы об их пользе в онкологии [1]. Глутамин не оказывает существенного влияния на частоту и тяжесть течения таких осложнений лучевой и лекарственной терапии, как энтерит, диарея, стоматит, эзофагит и кожная токсичность. Смеси, обогащенные ω-3 ПНЖК, могут быть рекомендованы пациентам, получающим химиотерапию по поводу распространенных форм рака, но превышение дозы эйкозапентаеновой кислоты >1,8 г/сут может быть небезопасно из-за риска развития геморрагических осложнений, особенно на фоне терапии ибрутинибом [1]. Наиболее убедительные рекомендации имеются в отношении применения так называемых иммунных смесей (обогащенных ω-3 ПНЖК, аргинином и нуклеотидами) для предоперационной подготовки при онкозаболеваниях головы, шеи, верхних отделов желудочно-кишечного тракта. Считается, что их назначение снижает частоту осложнений, сроки госпитализации и стоимость лечения, но в метаанализах B. Zhang и соавт. (2019) [3], A.L. Cawood и соавт. (2012) [19] группы сравнения были неоднородны, в контрольной группе только 55,6% пациентов получали ДПП, всего в 3 из 36 исследований проводили прямое сравнение эффективности применения иммунных высокобелковых смесей и обычной формулы. Потребление достаточного количества пищевых волокон является важным компонентом здорового образа жизни, и ESPEN настоятельно рекомендует использовать в ежедневном рационе питания овощи, фрукты, цельные крупы [1]. Поскольку рекомендуемая доза пищевых волокон составляет 20-40 г/сут, смеси даже с высоким их содержанием вряд ли самостоятельно могут обеспечить суточную потребность, хотя их применение выглядит обоснованным при склонности к запорам, нетяжелой диарее, дисбактериозе кишечника.

Таким образом, в настоящее время нет исследований, однозначно свидетельствующих о преимуществе какого-либо определенного типа смесей для ДПП, поэтому при выборе конкретного продукта целесообразно опираться на содержание энергии, белка, наличие сопутствующих заболеваний (хронические заболевания почек, сахарный диабет и др.), соотношение азот/не-белковые килокалории и осмолярность. Два последних показателя существенно влияют на количество усваиваемого белка и вероятность развития диареи.

Для удобства применения мы предлагаем все продукты для ДПП разделить на 3 основные группы (табл. 4). Смеси 1-й группы могут быть использованы в качестве базовых у подавляющего числа пациентов. Они являются высококалорийными (>1 ккал/мл), имеют оптимальное соотношение азот/небелковые килокалории и осмолярность, близкую или незначительно выше физиологической. Смеси 2-й группы могут иметь более высокую энергетическую плотность, большее содержание белка (>20% энергетической ценности), но при этом иметь либо неоптимальное соотношение азот/небелковые килокалории, либо осмолярность, значительно превышающую физиологическую. Их применение теоретически выглядит обоснованным при неэффективности смесей 1-й группы, но нуждается в дополнительной проверке в клинических исследованиях с точки зрения полноты усвоения белка и частоты развития диареи. 3-я группа - смеси специального назначения для пациентов с особыми потребностями при сахарном диабете, печеночной энцефалопатии, тяжелых заболеваниях почек, легких, расстройствах акта жевания и глотания. Следует отметить, что в настоящее время прием смесей, обогащенных разветвленными аминокислотами, считается обоснованным только при печеночной энцефалопатии, в остальных случаях следует отдавать предпочтение стандартной формуле [20].

Смесь для ДПП следует принимать маленькими глотками, желательно через трубочку (чтобы уменьшить насыщение и увеличить потребляемое количество), между основными приемами пищи, на ночь. Считается, что эффективной дозой является потребление минимум 2 порций смеси в день, т.е. 300-400 мл/сут [16]. В предоперационном периоде ДПП рекомендуется в объеме 250 мл 3 раза в сутки [14]. Для повышения комплаентности пациентов к приему ДПП, особенно при наличии дисгевзии, необходимо иметь набор различных вкусов - от нейтрального до различных оттенков сладкого (шоколад, ваниль, клубника, банан и др.) и несладкого (овощной и куриный суп). В некоторых случаях повысить количество принимаемой смеси удается за счет ее охлаждения (вплоть до приготовления мороженого) или, наоборот, употребления в подогретом виде (суп). Смеси также можно добавлять к обычным пищевым продуктам при приготовлении блюд, для чего компании-разработчики предлагают готовые наборы рецептов [21].

Этап 5. Оценка эффективности дополнительного перорального питания

Основные подходы к оценке эффективности ДПП не отличаются от применяемых при других видах НП [22]. Она должна регулярно проводиться в течение всего периода пребывания пациента под наблюдением врачей. С этой целью рекомендуется использовать следующие критерии: индекс массы тела (1 раз в 7-10 дней), содержание в крови общего белка, альбумина, гемоглобина, абсолютного числа лимфоцитов (1 раз в 5-7 дней) [10]. Кроме того, важна оценка общего состояния пациента, силы мышц, психологического фона, специфических симптомов (запор, диарея, тошнота).

Таким образом, ДПП является важным элементом коррекции недостаточности питания в онкологии. Данный вид НП может существенно повысить белково-энергетическую ценность суточного рациона, положительно влияет на эффективность лечения и качество жизни пациентов. Для достижения максимального эффекта от применения смесей для ДПП мы предлагаем ориентировочный алгоритм (см. рисунок).

Литература

1. Arends J., Bachmann P., Baracos V. et al. ESPEN guidelines on nutrition in cancer patients // Clin. Nutr. 2017. Vol. 36, N 1. P. 11-48. doi: 10.1016/j.clnu.2016.07.015

2. Baldwin C., Spiro A., Ahern R., Emery P.W. Oral nutritional interventions in malnourished patients with cancer: a systematic review and meta-analysis // J. Natl. Cancer Inst. 2012. Vol. 104, N 5. P. 371-385. doi: 10.1093/jnci/djr556

3. Zhang B., Najarali Z., Ruo L. Effect of perioperative nutritional supplementation on postoperative complications-systematic review and meta-analysis // J. Gastrointest Surg. 2019. Vol. 23, N 8. P. 1682-1693. doi: 10.1007/s11605-019-04173-5

4. Хомяков В.М., Ермошина А.Д. Коррекция нутритивной недостаточности у онкологических больных с использованием готовых смесей для перорального питания (сипинга) // Исследования и практика в медицине. 2015. T. 2, № 3. С. 82-88.

5. Петрова М.В. Организация специализированного питания в онкохирургии // Русский медицинский журнал. 2013. Т. 21, № 34. С. 1722-1724.

6. Пасечник И.Н. Нутритивная поддержка с позиций программы ускоренного выздоровления после хирургических вмешательств // Доктор.Ру. 2016. № 12. С. 27-31.

7. Хорошилов И.Е. Сипинговое энтеральное питание: клинико-фармакологический анализ и возможности использования в интенсивной терапии // Вестник анестезиологии и реаниматологии. 2015. Т. 12, № 5. С. 58-64. doi.org/10.21292/2078-5658-2015-12-5-58-64

8. Лейдерман И.Н., Гирш А.О., Смирнов М.В., Сытов А.В. Рекомендации по проведению нутритивной поддержки в паллиативной медицине // Паллиативная медицина и реабилитация. 2015. № 3. С. 38-43.

9. Орлова Н.В., Быкова О.В., Ягубян Р.С. Проблемы кахексии в амбулаторной практике // Медицинский алфавит. 2018. T. 1, № 12. С. 31-36.

10. Сытов А.В., Лейдерман И.Н., Ломидзе С.В., Нехаев И.В., Хотеев А.Ж. Практические рекомендации по нутритивной поддержке онкологических больных // Злокачественные опухоли. 2018. Т. 8, № 3-s2. С. 575-583.

11. Cederholm T., Barazzoni R., Austin P. et al. ESPEN guidelines on definitions and terminology of clinical nutrition // Clin. Nutr. 2017. Vol. 36, N 1. P. 49-64. doi: 10.1016/j.clnu.2016.09.004

12. Singer P., Blaser A.R., Berger M.M. ESPEN guideline on clinical nutrition in the intensive care unit // Clin. Nutr. 2019. Vol. 38, N 1. P. 48-79. doi: 10.1016/j.clnu.2018.08.037

13. Hassan-Ghomi M., Nikooyeh B., Motamed S., Neyestani R.T. Efficacy of commercial formulas in comparison with home-made formulas for enteral feeding: a critical review // Med. J. Islam. Repub. Iran. 2017. Vol. 31. P. 55. doi: 10.14196/mjiri.31.55

14. Weimann A., Braga M., Carli F. et al. ESPEN guideline: clinical nutrition in surgery // Clin Nutr. 2017. Vol. 36, N 3. P. 623-650. doi: 10.1016/j.clnu.2017.02.013

15. Лейдерман И.Н., Грицан А.И., Заболотских И.Б. и др. Пери-операционная нутритивная поддержка. Клинические рекомендации // Вестник интенсивной терапии им. А.И. Салтанова. 2018. № 3. С. 5-21.

16. https://www.valeofyorkccg.nhs.uk/rss/data/uploads/malnutrition/guidelines-for-the-appropriate-use-of-oral-nutritional-supple-ments-ons-for-adults-in-the-community.pdf

17. Хороненко В.Э., Сергиенко А.Д., Мандрыка Е.А. и др. Оценка нутритивного статуса у онкологических больных // Трудный пациент. 2018. T. 16, № 5. С. 22-26.

18. Luu C., Arrington A.K., Falor A. Impact of gastric cancer resection on body mass index // Am. Surg. 2014. Vol. 80, N 10. P. 10221025.

19. Cawood A.L., Elia M., Stratton R.J. Systematic review and metaanalysis of the effects of high protein oral nutritional supplements // Ageing. Res. Rev. 2012. Vol. 11, N 2. P. 278-296. doi: 10.1016/ j.arr.2011.12.008

20. Plauth M., Bernal W., Dasarathy S. et al. ESPEN guideline on clinical nutrition in liver disease // Clin. Nutr. 2019. Vol. 38, N 2. P. 485-521. doi: 10.1016/j.clnu.2018.12.022

21. https://www.bbraun.ru/content/dam/b-braun/ru/website/patients/clinical-nutrition-for-patients/CookBook-Nutricomp-Drink.pdf.bb-.46581055/CookBook-Nutricomp-Drink.pdf

22. Руководство по клиническому питанию / под ред. Луф-та В.М., Багненко С.Ф.; 2-е изд. СПб. : Арт-Экспресс, 2013. 460 с.

References

1. Arends J., Bachmann P., Baracos V., et al. ESPEN guidelines on nutrition in cancer patients. Clin Nutr. 2017; 36 (1): 11-48. doi: 10.1016/j.clnu.2016.07.015

2. Baldwin C., Spiro A., Ahern R., Emery P.W. Oral nutritional interventions in malnourished patients with cancer: a systematic review and meta-analysis. J Natl Cancer Inst. 2012; 104 (5): 371-85. doi: 10.1093/jnci/djr556

3. Zhang B., Najarali Z., Ruo L. Effect of perioperative nutritional supplementation on postoperative complications-systematic review and meta-analysis. J Gastrointest Surg. 2019; 23 (8): 1682-93. doi: 10.1007/s11605-019-04173-5

4. Khomyakov V.M., Ermoshina A.D. Correction of malnutrition in cancer patients with oral supplements (siping). Issledovaniya I praktika v medicine [Research and Practice in Medicine]. 2015; (3): 82-8. (in Russian)

5. Petrova M.V. Organization of specialized nutrition in oncosurgery. Russkij medicinskij zhurnal [Russian Medical Journal]. 2013; 21 (34): 1722-4. (in Russian)

6. Pasechnik I.N. Nutritional support in terms of enhanced-recovery-after-surgery approach. Doctor.Ru [Doctor.Ru]. 2016; 12: 27-31. (in Russian)

7. Khoroshilov I.E. Sipping enteral nutrition: clinical - pharmacological analysis and opportunities of its use in the intensive care. Vestnik anesteziologii i reanimatologii [Messenger of Anesthesiology and Resuscitation]. 2015; 12 (5): 58-64. doi.org/10.21292/2078-5658-2015-12-5-58-64 (in Russian)

8. Leiderman I.N., Girsh A.O., Smirnov M.V., Sytov A.V. Clinical recommendations for nutritional support in palliative care. Pal-liativnaya medicina i reabilitaciya [Palliative Care and Rehabilitation]. 2015; (3): 38-43. (in Russian)

9. Orlova N.V., Bykova O.V., Yagubyan R.S. Problems of cachexia in outpatient practice. Medicinskij alfavit [Medical Alphabet]. 2018; 1 (12): 31-6. (in Russian)

10. Sytov A.V., Leiderman I.N., Lomidze S.V., Nekhaev I.V., Hote-ev A.Zh. Clinical recommendation on nutritional support in cancer patients. Zlokachestvennye opuholi [Malignant Tumors]. 2018; 8 (3-s2): 575583 (in Russian)

11. Cederholm T., Barazzoni R., Austin P., et al. ESPEN guidelines on definitions and terminology of clinical nutrition. Clin Nutr. 2017; 36 (1): 49-64. doi: 10.1016/j.clnu.2016.09.004

12. Singer P., Blaser A.R., Berger M.M. ESPEN guideline on clinical nutrition in the intensive care unit. Clin Nutr. 2019; 38 (1): 48-79. doi: 10.1016/j.clnu.2018.08.037

13. Hassan-Ghomi M., Nikooyeh B., Motamed S., Neyestani R.T. Efficacy of commercial formulas in comparison with home-made formulas for enteral feeding: A critical review. Med J Islam Repub Iran. 2017; 5 (31): 55. doi: 10.14196/mjiri.31.55

14. Weimann A., Braga M., Carli F., et al. ESPEN guideline: Clinical nutrition in surgery. Clin Nutr. 2017; 36 (3): 623-50. doi: 10.1016/ j.clnu.2017.02.013

15. Leyderman I.N., Gritsan A.I., Zabolotskikh I.B., et al. Perioperative nutritional support. Russian Federation of anesthesiologists and reanimatologists guidelines. Vestnik intensivnoj terapii imeni A.I. Saltanova [Alexander Saltanov Intensice Care Herald]. 2018; 3: 5-21. (in Russian)

16. https://www.valeofyorkccg.nhs.uk/rss/data/uploads/malnutrition/guidelines-for-the-appropriate-use-of-oral-nutritional-supple-ments-ons-for-adults-in-the-community.pdf

17. Khoronenko V.E., Sergienko A.D., Mandryka E.A., et al. Assessment of nutritional status in cancer patients. Trudnyj pacient [Difficult Patient]. 2018; 16 (5): 22-6. (in Russian)

18. Luu C., Arrington A.K., Falor A. Impact of gastric cancer resection on body mass index // Am Surg. 2014; 80 (10): 1022-5.

19. Cawood A.L., Elia M., Stratton R.J. Systematic review and metaanalysis of the effects of high protein oral nutritional supplements. Ageing Res Rev. 2012; 11 (2): 278-96. doi: 10.1016/j.arr.2011.12.008

20. Plauth M., Bernal W., Dasarathy S., et al. ESPEN guideline on clinical nutrition in liver disease. Clin Nutr. 2019; 38 (2): 485-521. doi: 10.1016/j.clnu.2018.12.022

21. https://www.bbraun.ru/content/dam/b-braun/ru/website/patients/clinical-nutrition-for-patients/CookBook-Nutricomp-Drink.pdf.bb-.46581055/CookBook-Nutricomp-Drink.pdf

22. Manual of clinical nutrition. Edited by Luft V.M., Bagnenko S.F., 2nd edition. St. Petersburg: Art-Ekspress; 2013: 460 p. (in Russian)


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»